Номер 10 от 31 мая 2017
Партнер проекта «СГК»

Тепло в маленьком городе

Сибирская генерирующая компания отработает на Рубцовске модель переустройства системы теплоснабжения

Режим чрезвычайной ситуации (ЧС), угроза закрытия одного источника тепла и банкротство второго – в таких условиях Сибирская генерирующая компания (СГК) приступила в 2016 г. к модернизации теплоснабжения Рубцовска, небольшого города в Алтайском крае. По рубцовской модели можно было бы реформировать теплоэнергетику и в других муниципалитетах, но, чтобы в отрасль пришли инвесторы, нужно поменять модель ценообразования, считает Михаил Кузнецов, гендиректор СГК. Пока же СГК готовится заключить с властями Рубцовска концессионное соглашение на 15 лет.

Зима близко

Рубцовск – небольшой город почти у границы с Казахстаном: до границы отсюда 40 км, а до региональной столицы Барнаула – 290 км. Сейчас в Рубцовске живет 146 000 человек, средняя температура в январе – минус 17,5 градуса. Отопительный сезон в городе начинается обычно в последней декаде сентября или начале октября, заканчивается в конце апреля.

Крупнейшие предприятия Рубцовска – АО «Рубцовский молочный завод» (входит в PepsiCo), АО «Мельник», Рубцовский ЛДК (лесопереработка), хлебо- и мясокомбинаты, филиалы АО «Алтайвагон» (входит в холдинг СДС со штаб-квартирой в Кемерове), АО корпорации «Уралвагонзавод», несколько предприятий сельхозмашиностроения. На территории Рубцовска расположены сизо и четыре колонии.

«Рубцовск на входе в отопительный сезон всегда был проблемным», – говорит глава администрации города Дмитрий Фельдман.

В городе два основных источника тепла, объясняет вице-губернатор Алтайского края Виктор Мещеряков. Оба они работают на угле: муниципальная котельная (Южная тепловая станция, ЮТС) и ТЭЦ, принадлежащая зарегистрированному в Новосибирске ООО «Инвестиционно-девелоперская компания» (ИДК). С точки зрения теплоснабжения «Рубцовск – это два города», говорит Кузнецов: ТЭЦ обеспечивала теплом северную часть города (примерно 60% всех потребителей), а ЮТС вместе с 12 малыми котельными – южную (оставшиеся 40%). У каждой из станций изолированная система транспортировки тепла потребителям, между ними нет соединения.

В 2016 г. город, как никогда, сложно готовился к отопительному сезону. «Приходилось вводить режим повышенной готовности и режим чрезвычайной ситуации», – вспоминает Фельдман. В марте 2016 г., по словам Мещерякова, руководство ИДК проинформировало администрацию Рубцовска о планах вывести ТЭЦ из эксплуатации. Официально – из-за крупных убытков в отопительном сезоне 2015/16 г. (80 млн руб. из-за того, что тарифы, по мнению компании, были ниже экономически обоснованного уровня), задолженности МУП «Рубцовские тепловые сети» (более 300 млн) и других дебиторов, включая муниципальные бюджетные учреждения (около 180 млн), а также из-за физического разрушения станции, говорится на сайте компании. Тарифы ниже экономически обоснованного уровня не позволяли делать на ТЭЦ даже поддерживающие инвестиции, а учитывая состояние станции вкладываться в поддержание ее эксплуатации дальше было бессмысленно, говорит Александр Маслич, первый заместитель гендиректора ИДК.

Тарифов было недостаточно для поддержания энергетической отрасли в городе, а инвестиционной составляющей в них не было никогда

К этому моменту в МУП «Рубцовские тепловые сети», которое эксплуатировало не только муниципальную котельную, но и теплосети, уже было введено внешнее управление. В конечном итоге МУП был признан банкротом, в реестр требований кредиторов включили 1,06 млрд руб., указано в материалах арбитражного дела.

А осенью на ТЭЦ не завезли уголь в нужном объеме – запас угля на топливном складе станции не превышал 6000 т при нормативе 16 000–21 000 т, следует из отчета главы администрации Рубцовска о работе в 2016 г. Это и было причиной объявленного в декабре режима ЧС.

Одной из причин банкротства «Рубцовских тепловых сетей» Фельдман называет то, что тарифы искусственно занижались. Их было недостаточно для поддержания энергетической отрасли в городе, а инвестиционной составляющей не было никогда, признает он. «С учетом невысоких доходов горожан (средняя зарплата на крупных и средних предприятиях – 21 400 руб. – «Ведомости&») и депутаты, и администрация хотели защитить их от высоких тарифов и дополнительных затрат. В итоге пришли к тому, что вкладывать в поддержание и развитие отрасли стало просто нечего», – констатирует Фельдман.

ТЭЦ построена в 1942 г. как часть технологического комплекса тракторного завода, признанного банкротом, обеспечивала теплом северную часть города. ЮТС построена в 1964 г. как часть завода «Алтайсельмаш», поставляла тепло в южную часть.

Другая причина проблем – обе станции проектировались в первую очередь для обеспечения теплом крупных потребителей, заводов. ТЭЦ поставляла тепло в основном для нужд тракторного завода и частично для близлежащих предприятий и жилого сектора Рубцовска, говорит Мещеряков. Поэтому, когда производство на тракторном заводе стало снижаться, а потом и вовсе остановилось, ТЭЦ пострадала больше других энергоснабжающих предприятий края. «До 1990-х гг. в Рубцовске работало пять крупных машиностроительных предприятий, двух из них теперь не существует, остальные сократили производство», – говорит Александр Дьяконенко, глава города. В результате тепловая выработка станций резко упала. «Работа оборудования, рассчитанного на комбинированную выработку электрической и тепловой энергии, при низких тепловых нагрузках приводит к снижению КПД станции и увеличению удельных издержек, а это сказывается на себестоимости энергии», – объясняет вице-губернатор.

Замкнуть контур

Проблема недозагрузки тепловых станций из-за закрытия или сокращения потребления крупных заводов, по словам Мещерякова, характерна для всего региона. Кузнецов называют ее абсолютно типичной и для России в целом. По данным «Системного оператора», в 2016 г. мощность тепловых станций использовалась на 46,66% (PwC считает оптимальной загрузку в 60–65%).

Гендиректор СГК полагает, что решение очевидно: закрывать менее эффективные источники, загружая оставшиеся. Эту идею компания и предложила региональным властям, когда те обратились к ней (СГК к тому времени владела ТЭЦ в Барнауле, административном центре региона) с просьбой дать совет о возможных вариантах разрешения ситуации в Рубцовске.

Изучив вопрос, СГК предложила три варианта реформы, вспоминает Мещеряков. Один из них предусматривал сохранение ТЭЦ. Для восстановления ее рабочего состояния потребовалось бы, по его словам, 2,2 млрд руб. ИДК даже выставляла станцию на аукцион в 2016 г. по начальной цене 350 млн руб. Но торги не состоялись – ни одной заявки не поступило.

Второй, по словам представителя Барнаульского филиала СГК, предполагал строительство нового источника тепла.

Администрация города выбрала третий сценарий – перевод всех нагрузок на один источник тепла, ЮТС. Этот вариант был принят как наименее затратный для жителей города, говорит представитель СГК. ЮТС, объясняет Фельдман, «более готова к модернизации» – в ТЭЦ «средства не вкладывались как минимум в течение последних 10 лет». «Те жалкие крохи, которые все-таки попадали на ТЭЦ, шли на так называемое затыкание дыр – текущий ремонт», – говорит Фельдман.

Идею перехода на один теплоисточник заложили в обновленную схему теплоснабжения Рубцовска на 2017–2032 гг., которую приняли на публичных слушаниях. Согласовывать вывод из эксплуатации ТЭЦ с Минэнерго и «Системным оператором» не нужно, отмечает Мещеряков: она не является объектом диспетчеризации в электроэнергетике. Правда, в отопительном периоде 2017/18 г. ТЭЦ, несмотря на неудовлетворительное техническое состояние, пока еще должна будет участвовать, говорит вице-губернатор.

Станцию закроют только после того, как сетевые контуры ТЭЦ и ЮТС объединят соединительным трубопроводом длиной 6,3 км, еще 16 км сетей заменят на трубы большего диаметра, а мощность ЮТС увеличат. Сейчас, рассказывает Мещеряков, проектируется расширение станции: появятся новые угольные котлы, за счет которых ее теплопроизводительность увеличится с 275 до 335 Гкал/ч, турбина для выработки электричества главным образом для собственных нужд (6 МВт) и пульт управления.

ТЭЦ еще поработает

План внешнего управления владеющей ТЭЦ ИДК (введено в декабре 2016 г.) предусматривает, что ТЭЦ с 1 января 2017 г. продает всю тепловую энергию единой теплоснабжающей организации – барнаульской «дочке» СГК. Внешний управляющий ИДК, как следует из документа, намерен добиться в суде привлечения администрации города к субсидиарной ответственности по долгам МУП «Рубцовские тепловые сети» на 322 млн руб. и взыскать с нее компенсацию потерь в тепловых сетях на 161 млн руб.

Свои затраты на рубцовский проект СГК оценивает в 1,5–1,7 млрд руб., срок его реализации – 2017–2018 гг., окупаемость – 12–15 лет. По распоряжению правительства тарифы на коммунальные услуги в этом году в Алтайском крае могут вырасти не более чем на 5,2%. Но местные депутаты увеличили эту планку до 23,87% (по закону это возможно, если нужно для модернизации инфраструктуры или выполнения концессионного соглашения). «Мы пошли на это вынужденно, чтобы не потерять целую отрасль», – объясняет Фельдман и оговаривается, что предельный индекс пришлось бы повышать в любом случае – пришла бы СГК или нет.

В итоге с 1 июля тариф на отопление для «дочки» СГК увеличится на 25% – со 1546,74 до 1933,43 руб./Гкал (для сравнения: в Барнауле с 1 июля тариф увеличится со 1639,4 до 1691,03 руб./Гкал). Платеж жителей города за отопление и горячую воду возрастет на 700–1000 руб. в месяц в самый холодный период, подсчитали в горкоме КПРФ. В СГК рассчитывают, что в дальнейшем тарифы будут расти в соответствии с инфляцией.

В Рубцовске СГК работает через «дочку» – АО «Барнаульская тепломагистральная компания». Этой компании город передал в аренду имущество, которое раньше эксплуатировал МУП, в том числе ЮТС и сети. Закон разрешает предоставление таких муниципальных преференций без торгов на срок не больше года, если одновременно готовятся конкурсные процедуры на право заключить договоры владения или пользования объектами.

Теперь город и регион заключат с инвестором концессионное соглашение на 15 лет, следует из опубликованного на torgi.gov.ru проекта соглашения. Проект соглашения предусматривает, что концессионер вложит в создание и реконструкцию объектов теплоснабжения 1,438 млрд руб. (подробнее об условиях концессии см. врез).

Вернуть все

Минэнерго оценивает ежегодную потребность всей теплоэнергетики страны в инвестициях в 250 млрд руб. Фактически же в отрасль вкладывают 87 млрд, а остальное – примерно 150 млрд руб. в год – поступает в виде субсидий из бюджетов всех уровней, следует из презентации Минэнерго, подготовленной к парламентским слушаниям о реформе теплоснабжения 6 февраля 2017 г.

Сложный актив

ООО «ИДК» владеет ТЭЦ Рубцовска с 2012 г., эксплуатирует с 2014 г. В 2012–2014 г. ТЭЦ арендовало муниципальное предприятие. С момента строительства в 1942 г. станция была частью тракторного завода. В 2004 г. акции завода выкупил «РАТМ холдинг». В 2006 г. станция выделена в ООО «Рубцовская ТЭЦ» (учредитель – ЗАО «РАТМ-Алтай»), которое в 2010 г. было признано банкротом. Станцию выкупила ИДК. Формально ИДК не связана с «РАТМ холдингом», ее учредитель – ООО «Первая энергетическая компания» из Новосибирска.
Муниципальные предприятия несколько лет арендовали ТЭЦ, и ИДК обвиняла город в разрушении станции. Власти региона со своей стороны заявляли о неспособности собственника организовать эффективную работу. В августе 2016 г. арбитраж ввел на ИДК наблюдение, в декабре – внешнее управление на 18 месяцев. Внешний управляющий утверждает, что ИДК может работать с прибылью и ее можно вывести из кризиса в течение срока внешнего управления, следует из материалов дела о банкротстве. Маслич из ИДК считает план внешнего управления реалистичным, «если все заплатят по своим счетам».

СГК сейчас работает в пяти сибирских регионах, и Кузнецов говорит, что готов применить рубцовский опыт и в других городах. Первым кандидатом на реформу он называет Новокузнецк (подробнее см. интервью на стр. 08).

Но действующий метод формирования тарифов не создает экономических стимулов для инвестиций, говорит Кузнецов. «Сегодня метод расчета тарифа выглядит следующим образом. Компания вложит инвестиции и начнет зарабатывать, скажем, 250 млн руб. в год. Для утверждения тарифа она подает регулятору свои затраты. Регулятор, изучив наши затраты, скажет: в компании выросла экономическая эффективность, следовательно, мы вычтем из затрат эти 250 млн и, соответственно, уменьшим вам тариф», – объясняет гендиректор СГК. Значительную часть экономии, которую теплоэнергетическая компания получит благодаря своим инвестициям, будет «изъята» из тарифа, подтверждает Илья Долматов, директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ВШЭ.

В нынешнем виде тариф, который рассчитывается на основе затрат энергокомпаний, гарантирует теплоснабжающей компании возврат только половины вложений, говорит Кузнецов, поэтому нужен новый подход к ценообразованию. Он считает, что возврат вложений инвесторам обеспечивал бы расчет цены по методу «альтернативной котельной», который к тому же «понятный и прогнозируемый». Поправки в закон «О теплоснабжении», которые предполагают переход на «альтернативную котельную», приняты в первом чтении в декабре 2016 г.

Тариф «альтернативной котельной» – это такая цена на централизованную тепловую энергию с ТЭЦ для потребителя, при которой окупается строительство автономной котельной и ее эксплуатация. Это, объясняет Сергей Сиваев, профессор Высшей школы урбанистики ВШЭ, предельный долгосрочный тариф. «Ключевой фактор здесь – долгосрочный. Такой тариф будет выше издержек от комбинированной выработки тепла и электроэнергии. А чем на более длительный срок определен тариф (вернее, правила его формирования с учетом инфляции) и чем он выше, тем инвестиционно привлекательнее тепловой бизнес», – говорит он.

Концессия на 15 лет

Проект концессионного соглашения в Рубцовске предусматривает, что инвестор должен будет вложить в создание и реконструкцию муниципального имущества, передаваемого в концессию, 1,4 млрд руб. в ценах 2016 г. Инвестиции должны пойти на реконструкцию сетей, модернизацию ЮТС и 12 малых котельных. Концессионер кроме обязательств по инвестициям берет на себя обязательство поддерживать имущество в исправном состоянии и ремонтировать его. Администрация Рубцовска (концедент) единоразово направит на софинансирование инвестиций 300 млн руб. за счет средств госкорпорации Фонд содействия реформированию ЖКХ (на поддержку из Фонда ЖКХ могут рассчитывать малые и средние города с численностью населения не более 250 000 человек).
Концессионная плата проектом не предусмотрена, срок действия соглашения – 15 лет, до 2032 г. Тарифы концессионеру будут устанавливаться по методу доходности инвестированного капитала.

Во многих городах переход на принцип «альтернативной котельной» действительно должен создать условия для привлечения инвестиций, соглашается Долматов. Но в целом для реформы отрасли его недостаточно, считает эксперт: во многих муниципалитетах с устаревшими котельными тариф на тепло сейчас выше цены «альтернативной котельной», поэтому приход инвестора не гарантирован.

Сиваев говорит, что есть и политические риски: цена «альтернативной котельной» должна быть выше сегодняшних издержек на производство тепла от ТЭЦ, а значит, плату для населения потребуется увеличивать. Кузнецов на это отвечает, что далеко не всегда энергетикам потребуется полный тариф «альтернативной котельной». «Нам хватит, может быть, 60–70% от нее. Нам нужны гарантии и ясный и предсказуемый порядок установления цены, что и дает метод «альтернативной котельной», – утверждает Кузнецов.

Опыт Рубцовска, считает Сиваев, универсален и хорошо тиражируем для малых городов. Выводить из оборота избыточные мощности при разработке схем теплоснабжения муниципальных образований можно и нужно, соглашается Долматов. Но необходимость закрытия источников, принадлежащих частным собственникам, может приводить к спорам и разногласиям, в том числе судебным, предупреждает он. &

Текст: Надежда Скалон

Вернуться к номеру