Номер 11 от 05 июля 2017
Партнер проекта «АвиаПорт»
Номер 11 от 05 июля 2017
Партнер проекта «АвиаПорт»

Зачем президентам, бизнесменам и простым любителям аэрокосмические салоны?

Как родилась индустрия авиасалонов и кому сегодня нужно это переплетение политики, бизнеса и шоу

«Едешь на аэрокосмический салон первый раз – ничего не планируй» – пожалуй, один из главных советов новичкам. В первый раз достаточно просто «напитаться атмосферой» и дать волю спонтанности. Хочется рвануть к взлетно-посадочной полосе, чтобы разглядеть истребители, – пожалуйста! Хочешь на экскурсию в огромный двухэтажный самолет – вперед! Хочешь сидеть на травке и глазеть в небо, где высший пилотаж, – святое дело! А еще – ретро-самолеты, самолеты будущего, вертолеты, беспилотники и ракеты. Не считая виртуальных пилотских кабин, где можно поуправлять; работающих 3D-принтеров; разговоров с летчиками и космонавтами; вечеринок и церемоний награждений.

Старейший авиакосмический салон в мире – французский. В 1908 г. одна из секций автомобильной выставки впервые была посвящена самолетам. На следующий год в Париже состоялось первое самостоятельное авиашоу. С 1949 г. оно стало выезжать на аэродром Ле-Бурже в 12 км от французской столицы. Авиасалон в Великобритании появился в 1920 г. С 1948 г. начал проходить на аэродроме Фарнборо в 34 км от Лондона.

Аэрокосмические салоны обычно длятся неделю. Попасть на них можно как участник, посетитель, журналист или любитель – шоу разделены на деловую и публичную части (business days и public days). Каждый статус имеет свои допуски и ограничения. Бесплатно на мероприятие могут попасть аккредитованные журналисты, остальные платят взнос участника или покупают билеты.

Крупнейшие по размеру экспозиции салоны мира проходят во Франции (Ле-Бурже) и Великобритании (Фарнборо). Так, в Ле-Бурже в 2017 г. был 2381 участник из 48 стран, а контрактов было подписано на $150 млрд (подробнее см. инфографику). Именно сумма подписанных контрактов – показатель «бизнесовости» салона. И тут конкурировать между собой могут только Ле-Бурже и Фарнборо – о самых крупных заказах в гражданском секторе компании традиционно объявляют здесь (военные сделки обычно непубличные).Правда, абсолютный рекорд по сумме подписанных контрактов – $200 млрд в 2013 г., когда о заказе десятков самолетов объявили все авиакомпании стран Персидского залива, – был поставлен на Dubai Airshow и до сих пор не побит ни Ле-Бурже, ни Фарнборо.

В мире много и других салонов – с преобладанием локальной повестки и даже со специализацией (например, с фокусом на бизнес-авиацию или военную технику). Но какого бы типа ни был салон, это всегда престиж страны (для чиновников), возможность «показать себя и посмотреть на других» (для бизнеса) и расширение кругозора (для энтузиастов авиации/космоса).

Алекандр Левин, гендиректор ОАО «Авиасалон» (оператор МАКСа):

«На первом месте [на авиасалонах], конечно, продвижение новинок. В этом смысле авиасалон – наилучший инструмент. А поскольку самолет – продукт высокотехнологичный, на выставках ведутся переговоры и заключаются контракты <...> Это своего рода клуб, где производители и заказчики имеют возможность тесного и, что важно, весьма продуктивного общения. Второй плюс – возможность показать все новинки широкой публике. Это и летная программа, которую нигде больше не увидишь, и гордость за свою страну, за ее достижения – считайте, патриотическое воспитание».

Конкуренция за миллиарды

Фарнборо и Ле-Бурже вписаны в историю: здесь люди совершали полеты, ставшие фундаментом для развития гражданской авиации. Так, в 1927 г. американский пилот Чарльз Линдберг впервые в одиночку перелетел Атлантический океан, приземлившись в Ле-Бурже. Тогда название парижского пригорода стало известно на весь мир. Именно в Ле-Бурже и Фарнборо зародилась культура проведения массовых авиационных зрелищ – с большим количеством летательных аппаратов и насыщенной летной программой. Там же сложилась практика подписания контрактов между производителями самолетов и авиакомпаниями, проведения деловых встреч и конференций.

До середины XX в. – из-за войн – авиашоу во Франции и Великобритании проводились нерегулярно. Затем закрепилась очередность: в четные годы авиационная общественность слетается в Лондон, в нечетные – в Париж. Новинки авиации и космоса первым делом демонстрируются именно здесь. Из наиболее ярких премьер – джамбо-джет Boeing 747, сверхзвуковой самолет Concorde, двухэтажный Airbus А380, Boeing 787 Dreamliner из композитных материалов, самолет-ракета от Virgin Galactic – SS2, работающий на солнечной энергии Solar Impulse, истребитель F-35. Таким экспонатам уделяется много внимания, а их создатели – самые популярные ньюсмейкеры. И тут главное – не стесняться и не скромничать, а, наоборот, раздавать интервью и быть готовым прославиться на весь мир. Не случайно Ле-Бурже и Фарнборо неофициально называют авиационными ярмарками тщеславия.

Но премьеры – лишь видимая часть айсберга. За время, пока идет авиасалон, можно встретиться и пообщаться не с одним десятком потенциальных клиентов или поставщиков, побывать на профильных конференциях, послушать других и выступить с собственной презентаций, наконец, поискать инвесторов для проекта. Где еще может собраться более 100 000 отраслевых специалистов?

У Советского Союза сотрудничество исторически сложилось с французами: СССР впервые стал участником Ле-Бурже в 1936 г. С тех пор международная презентация достижений советского, а потом и российского авиапрома проходит там – от сверхзвукового Ту-144 до регионального самолета Sukhoi SuperJet 100 и истребителя Су-35.

В 1965 г. Ле-Бурже посетил Юрий Гагарин. Приезд выдающихся личностей – еще одна фишка самых авторитетных авиасалонов в мире. А по составу и численности официальных делегаций можно считывать взаимоотношения между странами. В благоприятный период делегации нередко возглавляют главы государств, в сложный – чиновники рангом пониже.

Самолеты и политика

Авиасалоны уровня Ле-Бурже и Фарнборо успешно совмещают экономическую и политическую составляющие. С одной стороны, контракты на десятки миллиардов долларов, с другой – политические сигналы: например, какие крупные чиновники приехали, а какие – нет, что значит их визит или отсутствие.

В 2016 г. Фарнборо начался сразу после референдума по Brexit. Его итоги (большинство проголосовало за выход Великобритании из ЕС) активно обсуждались на авиашоу. А вопрос, будет ли на Фарнборо премьер-министр страны Дэвид Кэмерон, стал интригой первого дня салона: результаты референдума говорили о конце его политической карьеры. Кэмерон приехал, улыбнулся в многочисленные фото- и видеокамеры, а на следующий день ушел в отставку.

Новый президент Франции Эмманюэль Макрон, напротив, Ле-Бурже посетил на следующий день после второго тура парламентских выборов, где его сторонники одержали победу. Несмотря на палящее солнце, Макрон не сократил экскурсию по уличным экспонатам, начав осмотр с военных самолетов.

Едва ли какой другой аэрокосмический салон, кроме Ле-Бурже и Фарнборо, может позволить себе и бизнес, и политику. В мире сформировалась целая группа салонов, которые призваны в первую очередь поддерживать престиж страны. Здесь суммы контрактов меньше (а где-то их нет совсем). Но зато важна политическая начинка: визит первых лиц государства, присутствие делегаций из дружественных стран, демонстрация достижений местной аэрокосмической отрасли и/или сопутствующих направлений. Салоны такого типа проходят в Германии, Китае, Дубае. Российский МАКС тоже в первую очередь работает на престиж страны. История возникновения, впрочем, у них разная, как и набор экспонатов.

Немецкий авиасалон ILA в общем-то ровесник Ле-Бурже. Но из-за войн, которые развязала Германия, рассчитывать на благосклонное отношение мира не приходилось. В то время как французский авиасалон набирал международный вес, ILA застрял на местном уровне. Берлинский авиасалон проходит по четным годам, демонстрируя серьезный вклад Германии в развитие авиации и космоса. На открытие ILA исправно ездит канцлер Ангела Меркель.

Airshow China – тоже «четное» мероприятие, организуется с 1996 г. У Китая большие амбиции в аэрокосмической отрасли: своя орбитальная станция, ракеты, пилотируемый космический корабль, страна начала строить собственные пассажирские самолеты. Авиасалон базируется под Чжухаем, который граничит с Макао. Наравне с летательными аппаратами на Airshow China выставляются танки, бронетранспортеры и стрелковое оружие.

История Dubai Airshow начинается с 1989 г. Его значимость росла вместе с экономическим развитием Дубая. Мероприятие проводится под патронажем премьер-министра ОАЭ и эмира Дубая Аль Мактума. С 2013 г. авиашоу проходит в новом дубайском аэропорту, за забором которого сразу начинается пустыня.

Мнения

Иссан Мунир,
старший вице-президент Boeing Commercial Airplanes:

«Мы, конечно, будем участвовать в МАКСе. Рoссия – потрясающее место, страна с невообразимыми возможностями роста, громадным потенциалом. Признаюсь: первый раз я был в России только в октябре 2016 г. Встречался с авиакомпаниями, поставщиками и другими собеседниками. И ругал себя, что не приехал в Россию раньше: тут немыслимый маркетинговый потенциал, качественный рынок, изощренные пассажиры. Мы должны уделять России значительно больше внимания».

Иозеф Гроппер,
управляющий директор Liebherr:

«Политика не влияет на наше сотрудничество с российскими поставщиками – мы полностью свободны в своих действиях. В МАКСе участвовать будем, уже прием заказали, пригласили партнеров. Поеду на салон общаться с клиентами и смотреть, что нового в отрасли появилось».

Эмманюэль Мерло,
вице-президент Leonardo:

«МАКС – один из наиболее важных авиасалонов. Для нас он открывает возможности нового рынка. В моем понимании Жуковский – это культовое, историческое место. Бренд. Он весь наполнен историей русской авиации. Это ее символ. Это как NASA для американцев: все авиационные и космические достижения, знания, свершения собраны в одной точке».

Энрико Скаработто, итальянский летчик-испытатель:

«Отлично, что пилотажная группа «Аль Фурсан» из ОАЭ сможет показать наши [реактивные учебные самолеты] Аermacchi MB-339 на МАКСе. Итальянский испытательный центр участвовал в МАКСе неоднократно. Но, конечно, истребители никогда в Москву не привозили – знаем, что производится в России, и понимаем, что рынок был бы для нас, мягко говоря, трудным. О МАКСе наслышан: «Красивый авиасалон и все время улучшается». Знаю, что на МАКСе замечательно длинная взлетно-посадочная полоса и удобно летать. На наших авиасалонах сейчас с полетами проблема: и в Ле-Бурже, и в Фарнборо куча ограничений: высоко – нельзя, далеко – нельзя. То же в Берлине, Дубае, Сингапуре. Оттого люди за полетами не следят. На МАКСе меньше ограничений и больше внимания к летной программе».

Джим Воунассис,
директор по преобразованиям и закупкам Bombardier:

«Присутствовать в России, как и везде, нужно. Авиация развивается быстро, и способность создавать новые цепочки поставок для нас очень важна. Для этого необходимо знать новые технологии, новые подходы. Только так можно ответить на встающие перед нами вызовы. Авиационная индустрия глобальна. Наши конкуренты поставляют свою продукцию на российский рынок. Хотя политика вносит некие усложняющие элементы, мы достаточно взрослые ребята, чтобы преодолеть их и работать вместе».

СвернутьПрочитать полный текст

Российский МАКС стартовал в 1993 г. Завсегдатаи авиасалонов указывают на важные отличия МАКСа: богатая историческая экспозиция самолетов и вертолетов, насыщенная летная программа, а самое любимое публикой – высший пилотаж от «Стрижей» (на МиГ-29) и «Русских витязей» (Су-30). На МАКСе можно увидеть экспериментальные военные и перспективные гражданские самолеты и даже встретиться, например, с космонавтом Алексеем Леоновым и пожать ему руку.

Деловую программу МАКСа (подробнее о ней см. статью «МАКС назначает бизнес-встречу» на стр. 01) корректирует политическая повестка. Все больше приезжает делегаций и компаний из стран Азии и Ближнего Востока. Но даже санкции не мешают посещать МАКС партнерам из Европы и США. Достаточно напомнить, что современные пассажирские самолеты – Sukhoi SuperJet 100 и МС-21 – созданы в международной кооперации: двигатели, авионика и многие другие комплектующие доставляются на российские авиазаводы из многих стран мира. Россия тоже вовлечена в мировой авиапром, в частности обеспечивая титаном ведущих авиапроизводителей (подробнее об этом см. статью «Сотрудничество в деталях» на стр. 10). На открытие МАКСа приезжает Владимир Путин. За все время своего управления – в статусе президента или премьера – он пропустил МАКС лишь однажды.

Текст: Анастасия Дагаева

Вернуться к номеру
Поделиться: