Статья опубликована в № 2617 от 02.06.2010 под заголовком: Не с того начали

Путинская реформа выполнена только на треть

«Программа Грефа», при помощи которой Владимир Путин 10 лет назад собирался реформировать Россию, реализована лишь на треть. А все потому, что без реформы госуправления все остальные бессмысленны, поняли авторы программы

Если бы я вернулся в начало 2000-х, я бы поставил во главу угла реформу власти и образования», – признался вчера Герман Греф, предправления Сбербанка, а в 2000 г. руководитель Центра стратегических разработок (ЦСР), разрабатывавшего реформы. Эта программа должна была стать основой социально-экономической политики России на десятилетие. В марте Путин был избран президентом, в мае Греф стал министром экономического развития и торговли, а в июне правительство одобрило план реформ – стратегию-2010.

Она выполнена на 36%, посчитали ЦСР, Академия народного хозяйства и Институт экономики переходного периода. Остальное не реализовано из-за половинчатости мер, их неэффективности на практике и несоответствия реальным приоритетам общества и государства.

Стратегия носила очень широкий характер – «замахнулись на всю площадку», напомнил Греф. Но еще до внесения документа в правительство из него был изъят один из ключевых разделов – реформа государства.

Это предопределило неудачу реформ, признал Греф: «Мы недостаточно внимания обратили на реформу власти и образования класса элиты и управленцев, которые занимались осуществлением реформ».

Государство должно усиливаться, но за счет регулирующей функции, администрирования налогов, а не стремления «тут же внедриться и за всех все решить» – сейчас целые отрасли развиваются в режиме ручного управления, констатировал министр финансов Алексей Кудрин: «Мы не провели черту ответственности власти. В итоге, пока первое лицо не включится, ничего не произойдет».

Достичь удалось многого, но в отдельных направлениях, подводил итоги Греф: появился Бюджетный кодекс, а по уровню реформированной системы налогообложения Россия «полностью приблизилась» к развитым странам.

Россия стала просто другой страной – получила статус рыночной экономики и инвестиционный рейтинг, а ведь в 1990-х гг. бюджет был на трех страничках, а проекты на $100–200 млн – редкой удачей, инвесторы боялись, сравнил Кудрин. Удвоив ВВП на душу населения до $15 900 с $7800 в 2000 г., Россия перешла в категорию стран со средними доходами, добавил он: «Мы – средняя по уровню жизни, управления, состоянию рынка и институтов страна».

Правда, аппетиты страны выросли настолько, что сейчас бюджет сбалансирован при цене нефти $95 за баррель, хотя когда-то Кудрин и Греф спорили о минимальной цене, с которой не взимать экспортную пошлину, – $20 или $27, вспоминал Кудрин.

«Однажды [из-за этого] мы с Германом Оскаровичем чуть друг друга не побили – за грудки хватали», – вспоминал он. Несмотря на разногласия, реформаторы работали заодно. «Первое ощущение, которое было у меня, когда я выскочил из этой потогонной системы, – ощущение романтики и теплоты к коллегам», – улыбался Греф.

Главное – подобрать команду, отметил Кудрин: «Работа правительства состоялась благодаря Путину. Его главная заслуга – он решил, что нужно доверять Грефу, Набиуллиной, Кудрину, Козаку, Шувалову и другим; он каждое решение пропускает через себя, выслушивает всех многократно – много раз нас с Грефом разнимал».

Удались те реформы, где были политическая воля, круг интересантов и лидер реформ, указал Греф; «спущенные сверху» благие намерения реформаторов часто просто блокировались исполнителями: «Урок, который я вынес: сначала – кто, потом – что».

Еще одной причиной недомодернизации страны стал «финансовый жирок», признали реформаторы. «Когда наутро надо было платить 4 миллиарда, а денег не было – рост [экономики] был огромным: предлагались рецепты, решались задачи», – сравнивал Греф, а потом стало проще дать денег, чем думать. Появление критической массы отложенных решений привело страну к неконкурентоспособности, обличал Греф, но это был и общественный выбор – при сытости готовность общества к реформам снижается.

«Не думаю, что следующие годы будут очень сытыми, сейчас хороший шанс востребовать новый этап реформ», – уверен Греф. Правительство уже подошло к осознанию, что неправильно решать проблемы, выделяя все больше и больше средств, – целей можно добиться повышением эффективности госфинансов, убежден Кудрин.

«Когда меня спрашивают, что делать дальше, я говорю: возьмите программу Грефа, там все написано», – говорит научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин. Но хорошие идеи сгубило сопротивление, от которого в конце концов устал даже сам Греф, попенял ему Ясин: «Посмотрите на графики [исполнения реформ] – это же демонстрация срыва всей программы». Утверждать, что хорошие законы портит плохая практика, – все равно что сказать, как изрядно повоевавший Фридрих Великий: «ненавижу войну, она подрывает дисциплину солдат и пачкает мундир», припомнил президент ЦСР Михаил Дмитриев.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать