Статья опубликована в № 2789 от 10.02.2011 под заголовком: Расти или копить

У России есть выбор - расти или копить

Развитие страны до 2030 г. Минэкономразвития видит в двух вариантах: уверенный рост в долг или скромная жизнь по средствам. Выбор предстоит сделать в ближайшее время
  • Ольга Кувшинова,
  • Максим Товкайло

Минэкономразвития внесло в правительство проект прогноза развития России до 2030 г. В нем два основных варианта – инновационный и энергосырьевой (см. пояснительную записку на www.vedomosti.ru). Принципиальное отличие и главная развилка – госбюджет: усиление госинвестиций или сокращение дефицита.

Инновационный сценарий предполагает, что государство активно инвестирует в ключевые отрасли экономики, финансируя ее развитие за счет сохранения дефицита бюджета в 2–3% ВВП и роста госдолга до 30% ВВП, втрое выше нынешнего уровня. Расходы на здравоохранение увеличиваются в 1,5 раза, на образование – в 1,3, на науку – более чем вдвое. ВВП растет в среднем на 4% в год, капитальные вложения возрастают вчетверо, реальные доходы населения – в 2,3 раза.

При реализации энергосырьевого сценария расходы на ключевые направления остаются примерно на текущем уровне (в процентах ВВП) и с 2015 г. бюджет становится сбалансированным, но экономика растет медленнее (в среднем на 2,9%). При таком варианте поставленная премьером задача обнуления дефицита бюджета к 2015 г. оказывается несовместимой с поставленной президентом целью перевооружения армии, придется отказаться и от ежегодного увеличения пенсий.

Одновременно обеспечить форсированную модернизацию экономики и нулевой дефицит бюджета невозможно, убежден замминистра экономического развития Андрей Клепач: «Модернизация транспортной инфраструктуры – дорогостоящая вещь, и нужен высокий уровень именно госинвестиций – частный бизнес дороги не строит. То же самое – модернизация образования и здравоохранения». Бездефицитный бюджет, конечно, лучше, а профицитный – еще лучше, весь вопрос – какова цена этого, говорит он: «Дефицит в 3% ВВП – это в 4 раза больше, чем мы тратим на науку, это примерно две трети расходов на образование – при том, что они у нас на уровне Индии». Если мы хотим быть достойной нацией, то за это нужно платить – и бюджету в том числе, подчеркивает замминистра. При этом инновационный вариант прогноза-2030 роста расходов бюджета не предполагает: в 2030 г. расходы консолидированного бюджета остаются на уровне 34% ВВП (40% ВВП – в 2010 г.; до кризиса – порядка 35% ВВП).

Прогноз показывает вариантность развития, оно происходит и в консервативном, или энерго-сырьевом сценарии, говорит Клепач: «И в том, и в другом случае есть развитие, разница – при консервативном сценарии структура экономики принципиально не меняется, остается доминирование сырьевого сектора, а масштаб интеллектуального сектора – по-прежнему небольшой».

Инновационный вариант прогноза согласуется с концепцией «Инновационная Россия-2020»: в ней изложен комплекс необходимых преобразований в науке, здравоохранении, образовании – то есть в развитии человеческого капитала, обеспечивающего конкурентоспособность экономики.

Однако какой сценарий выберет правительство – оно должно это сделать в марте, – пока не очевидно, говорит Клепач: «Пока у правительства не все цели и установки согласованы. Нужно определить, какие приоритеты главные, а чем придется пожертвовать – для этого и нужен прогноз и бюджетная стратегия, которая будет подготовлена на его основе».

Вариант сохранения дефицита бюджета тоже не оптимальный, но выбора для реализации инновационного сценария нет, считает министр экономики Эльвира Набиуллина, только если увеличить доходную базу (но не за счет роста налогов) и повысить эффективность госрасходов.

Два сценария – это традиционный спор Минфина и Минэкономразвития о приоритетах: экономический прорыв за счет госрасходов или копилка на черный день и консервация развития. Прошлой весной, прослушав публичную дискуссию двух министров на эту тему, Путин потребовал найти компромисс: «Бюджет должен использоваться как фактор развития — это очевидно. Но так же очевидно, что бюджет должен быть сбалансированным».

Бюджет крайне напряженный не из-за дефицита, а из-за его немобильности, отмечал директор департамента аппарата правительства Андрей Белоусов: «В перспективе налоговые доходы бюджета – 18% ВВП, [из них] 7,5% ВВП зажато соцобязательствами, 3,5% – расходы на оборону и обеспечение безопасности, и здесь тоже никакого люфта, еще 3% – зарплаты бюджетников и содержание бюджетной сети, 1% – межбюджетные трансферты, и остается на все про все 3% ВВП – и на это будьте добры проводить эффективную промышленную политику, модернизацию и все остальное». При этом господдержка есть и довольно большая: для ОАК она в пересчете на каждый самолет превышает стоимость самолета, привел он пример.

Проблема-2030 – в повышении качества госуправления и институтов, а не в нехватке финансирования, говорит главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков: необходимо создание среды, привлекательной для инвестиций, уверенность в будущем – тогда состоится и модернизация, и инновации. Стратегия, направленная на рост госрасходов, уже давно реализуется, дефицит бюджета сопоставим с расходами на национальную экономику (1,8 трлн руб.), но ни к чему это не приводит, указывает он: пока 10% расходов бюджета разбазариваются и растекаются по карманам чиновников, лучше выбрать вариант бездефицитного бюджета.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать