Статья опубликована в № 2854 от 18.05.2011 под заголовком: Штрафной убыток

Проверки бизнеса стоят государству гораздо больше, чем приносят в бюджет

Надзорные органы убыточны: в 2010 г. они потратили 91,2 млрд руб., а взыскали в виде штрафов всего 12,5 млрд руб. На выявление одного нарушения Россельхознадзор тратит почти 1 млн руб.
  • Максим Товкайло,
  • Анастасия Корня,
  • Анна Репка

Минэкономразвития опубликовало доклад о состоянии государственного контроля, в котором оценило эффективность надзорных органов. В 2010 г. на проведение проверок и административных расследований они затратили из бюджетов всех уровней 91,2 млрд руб., собрав штрафов всего на 12,5 млрд руб., пишет ведомство. Таким образом, с каждого потраченного на них рубля надзорные органы вернули менее 15 коп.

Нет единой методики, как считать затраты непосредственно на проведение контрольно-надзорных мероприятий, поэтому представленные ведомствами цифры вызывают обоснованные сомнения, пишет Минэкономразвития. Россельхознадзор указал, что потратил на проверки 59,4 млрд руб., больше, чем все контролирующие ведомства, вместе взятые. На выявление одного нарушения ведомство тратит почти 1 млн руб. (см. таблицу). Но и без Россельхознадзора государство тратит на надзорные органы в 2 раза больше, чем они собирают штрафов.

Представитель Россельхознадзора не смог рассказать, как ведомство считало затраты на проведение проверок, однако назвал практику оценки экономической эффективности «порочной». Нельзя судить об успешности работы по количеству возбужденных дел и собранным штрафам, уверен он: «Они могли быть и больше, но Россельхознадзор создал эффективную систему надзора, благодаря чему нарушений становится меньше».

Самое эффективное ведомство – Федеральная антимонопольная служба: потратила в 2010 г. 37,9 млн, принесла бюджету 1,9 млрд руб. «Прибыльны» МЧС, налоговая и миграционная службы, Росфиннадзор; «убыточны» Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Роструд, Ростехнадзор и др. На выявление одного правонарушения контролеры в среднем тратят 11 400 руб.

Оценивать эффективность надзорных органов только по собранным штрафам неправильно, присоединяется к представителю Россельхознадзора Владимир Южаков из Центра стратегических разработок, – и по количеству проверок тоже, как это делают иногда сами ведомства. Критериев эффективности нет на законодательном уровне, указывает он: «А с ними нужно решить, опираясь на обеспечение качества приобретаемых потребителями товаров и услуг».

Надзорные органы не только «убыточны» для бюджета, но и продолжают оказывать серьезное административное давление на бизнес, следует из доклада Минэкономразвития: 2 828 900 проверок и административных расследований за 2010 г., а ведь в мае 2009 г. вступил в силу закон, ограничивающий права контролеров.

Сравнить цифры за 2010 г. и за 2009 г. нельзя, так как Минэкономразвития собирает статистику со второй половины 2009 г. Поквартальные цифры свидетельствуют, что снижения числа проверок нет: в III–IV кварталах 2010 г. их прошло почти в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2009 г., а в I квартале 2011 г. на 13% меньше, чем в I квартале 2010 г.

Почти половина проверок – внеплановые, пишет Минэкономразвития: с 2009 г. внеплановые проверки надзорные органы должны согласовывать с прокуратурой, но делается это менее чем в 5% случаев. У контролеров отсутствует достаточная мотивация к соблюдению ограничений, объясняет Южаков: «Предпринимателей наказывают даже тогда, когда контролеры сами действовали с нарушениями, но лишь в половине случаев отмена результатов проверок сопровождалась дисциплинарным наказанием чиновника, допустившего нарушение».

Административное давление на бизнес не снизилось – и приходят часто, и штрафуют много, и в целом административная среда для бизнеса остается неблагоприятной, делится ощущениями президент «Деловой России» Александр Галушка, а исследование Минэкономразвития, вероятно, учитывает сумму только официальных штрафов.

Проверок стало гораздо меньше, это все признают, возражает вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин. Основанием для внеплановых проверок довольно часто становятся подставные жалобы на качество товара или услуги, рассказывает он: «Но бывает и обратная ситуация – при обнаружении нарушений контролер составляет такие заявки в прокуратуру, по которым заведомо получает отказ, снимая с себя ответственность за возможные ЧП, а бизнес отделывается неформальными платежами».

Сопоставлять объем расходов на надзор с суммой собранных штрафов – ошибочная логика, указывает Галушка: «На армию тратят много, но никого еще не завоевали – получается, не окупили затраты?» Контролирующие органы должны помогать повышать эффективность бизнеса, солидарен Корочкин: «Идеальная ситуация – когда штрафов вообще нет». Первая проверка в любом случае должна быть без штрафа, напоминает он: компании указывают на недостатки, а потом проверяют, устранены ли они. Деятельность надзора, как и государства в целом, просто не может быть ни прибыльной, ни убыточной, считает Корочкин: общественная польза выражается не в сумме или количестве штрафов, а в обеспечении правильного функционирования какого-либо общественного института.

Чтобы заставить надзорные органы соблюдать закон, нужно внести в Кодекс об административных правонарушениях положение о недопустимости использования доказательств, полученных при незаконной проверке, а также ввести санкции для тех, кто такие проверки проводит, советует Южаков: «Кроме того, можно предусмотреть возможность внеплановой проверки самих контролирующих органов по обращениям предпринимателей, чьи права были нарушены».

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать