Газета
Подписаться
Доллар США55.963
ЕВРО62.111
Индекс ММВБ1631.65
Индекс РТС919.61
S&P 500 Index2076.78
BRENT60.22
Золото1171.6
Статья опубликована в № 3021 от 18.01.2012 под заголовком: По доходам!

Власть продолжает декларационную кампанию

Власть продолжает декларационную кампанию: Игорь Сечин в специальном письме разъяснил госкомпаниям, как именно им придется раскрывать данные о контрагентах, а их сотрудникам – о доходах. А Аркадий Дворкович сообщил, что эти нормы скоро могут стать законом
  • Максим Товкайло,
  • Алексей Никольский,
  • Евгения Письменная
Д.Гришкин / Ведомости
С кого спросят

Поручение касается «Газпрома», «Транснефти», РЖД, «Иркутскэнерго», «Совкомфлота», НП «Совет рынка», «Аэрофлота», «Ростелекома», ВТБ, Сбербанка, Россельхозбанка, «Автодора», Внешэкономбанка, «Росатома», «Интер РАО», «Русгидро», РАО ЭС Востока, ФСК, «Холдинга МРСК», «Системного оператора», Дальневосточной управляющей энергокомпании.

Письмо Сечина

Как известно, накануне Нового года премьер Владимир Путин потребовал от 21 энергетической и инфраструктурной госкомпании, а также госбанков раскрыть к февралю бенефициаров своих контрагентов и доходы своих топ-менеджеров, а также их родственников. Госкомпании и госбанки восприняли поручение в штыки (см. врез). В письме от 13 января, с которым удалось ознакомиться «Ведомостям», вице-премьер Игорь Сечин разъяснил госкомпаниям, что поблажек не будет.

Топ-менеджеры госкомпаний и их родственники должны будут сообщить не только о доходах, но и об акциях, которыми владеют, а также о компаниях, где являются бенефициарами. Причем подать такие декларации должны будут и работники аппаратов правления госкомпаний и госбанков, предупреждает Сечин (видимо, это должно предостеречь топ-менеджеров от того, чтобы переписываться в консультанты и советники).

О бенефициарах контрагентов госкомпаний правительство тоже хочет знать все – включая их паспортные данные и индивидуальный номер налогоплательщика. Правда, требование о раскрытии не распространяется на биржевые и административно-хозяйственные сделки, отмечает Сечин.

Льготный порядок раскрытия информации предусмотрен, если контрагент – публичная компания. Мировая публичная компания может ограничиться информацией об акционерах, владеющих более 5% акций, соглашается Сечин. А российская публичная – об акционерах и бенефициарах, которым принадлежит более 5%. Ведомства проверят представленную информацию и, если она не соответствует отчетности контрагентов, сообщат в ФСФР, предупреждает вице-премьер.

Как следует из письма, совсем не придется отчитываться чиновникам, входящим в советы директоров госкомпаний, потому что они и так уже делают это по указу президента.

Опрошенные «Ведомостями» госкомпании, например «Газпром» и «Транснефть», от комментариев отказались. У ВЭБа нет таких проблем с отчетностью, как у других госкомпаний и госкорпораций, говорит источник, близкий к госкорпорации: «У нас контрагентов меньше во много раз». Проблемы могут быть с дочерними банками, которые также подпали под поручение, признает он: их много и отчетность по ним трудно быстро систематизировать. В РЖД говорят, что работают над поручением правительства. Послабления по раскрытию информации для торгующихся иностранных компаний странные, считает сотрудник одной из госкомпаний: «Непонятно, чем торгующаяся на бирже компания с номинальными владельцами лучше такой же частной компании, владельцами которой выступают кипрские офшоры».

Обещание Дворковича

Инициативы правительства, автором которых, по данным «Ведомостей», был Сечин, нашли поддержку у президента Дмитрия Медведева.

Вчера он поручил правительству распространить требование о декларировании доходов топ-менеджеров и запрет на заключение контрактов с аффилированными структурами на все акционерные общества, где у государства более 25%.

Количество таких госкомпаний в Росимуществе уточнить не смогли, контрольный пакет у государства примерно в 1700 АО. Впрочем, крупные госкомпании уже были указаны в поручении Путина, исключения – «Роснефть» и «Шереметьево». Менеджмент «Роснефти» отчитается перед правительством добровольно; в «Шереметьево» от комментариев отказались. Президент требует от правительства исполнить поручение к 1 апреля.

Это логическое продолжение заявленного Медведевым курса борьбы с коррупцией, процитировал «Интерфакс» помощника президента Аркадия Дворковича. В дальнейшем требование о декларировании доходов топ-менеджерами госкомпаний и их родственниками станет нормой закона, пообещал Дворкович. Законодательным может стать и запрет госкомпаниям на заключение договоров с аффилированными структурами, сказал он «Ведомостям»: «Правда, это должно быть прописано более детально». Будут ли сведения о доходах топ-менеджеров публиковаться, пока не решено, добавил Дворкович: «Это тоже надо регулировать законом».

Заявление Рогозина

Задекларировать доходы должны топ-менеджеры не только государственных, но и частных компаний, если они получили оборонный заказ, предложил вчера вице-премьер Дмитрий Рогозин. На запрос о критериях отбора этих предприятий его представитель не ответил.

Со слов Рогозина следует, что это должны быть не только головные предприятия, исполняющие гособоронзаказ, но и их поставщики первого уровня, а в их число могут войти и металлурги, и другие крупные частные предприятия. В понятие гособоронзаказа входят и поставки обмундирования, еды, ремонтные работы, причем не только для Минобороны, но и для всех силовых ведомств, говорит бывший чиновник Минобороны: «Если не разработают четких критериев, тысячи российских ООО вместо поставок крупы и ремонта канализации в какой-нибудь колонии ФСИН должны будут писать отчеты о своей форме собственности, что парализует их работу».

Требования о раскрытии доходов и неаффилированности контрагентов нужно было включать в антикоррупционное законодательство еще в 2008 г., когда оно только формировалось, считает руководитель российского отделения Transparency International Елена Панфилова: «По международным стандартам к госкомпаниям должны применяться те же стандарты раскрытия информации, что и к чиновникам». Сейчас в разгаре политический сезон, а воровство в госкомпаниях достигло тех пределов, когда оно начинает мешать политическим интересам власти, считает она.