Статья опубликована в № 3334 от 24.04.2013 под заголовком: Здравые парашюты

Путин передумал ограничивать «золотые парашюты» топ-менеджеров госкомпаний

Топ-менеджеры госкомпаний могут увольняться спокойно – президент Владимир Путин решил не ограничивать размер их выходных пособий
Е. Разумный для Ведомостей
Парашют Провоторова. 200 млн руб.

Столько составил «золотой парашют» Провоторова, рассказывал источник в совете директоров «Ростелекома». Провоторову также причитался годовой бонус в 29 млн руб. На заседании совета директоров он отказался от части «парашюта», а «значительную часть» средств, полученных по контракту, обещал направить на благотворительность.

Вчера пресс-служба Кремля опубликовала перечень поручений президента правительству по итогам конференции Общероссийского народного фронта (ОНФ) 29 марта в Ростове. Именно на ней активист ОНФ и депутат Думы от «Единой России» Валерий Трапезников возмутился размером «золотого парашюта» ушедшего с должности президента «Ростелекома» Александра Провоторова (см. врез на стр. 04). Путин согласился, что должны быть здравые ограничения.

Однако круг госструктур, на которые это будет распространяться, узок. От правительства президент потребовал к 1 июля подготовить предложения об ограничении компенсаций при увольнении руководителей госкорпораций и иных организаций, созданных на основании федерального закона.

По этой формулировке государственные компании под ограничения не подпадают, за исключением «Автодора» и «Роснано», которые созданы на основании законов, единодушны два федеральных чиновника. Не коснутся ограничения и естественных монополий – РЖД, «Газпрома», ФСК, уверен один из них: «Да, есть законы, регулирующие использование инфраструктуры в этих отраслях, но они посвящены именно инфраструктуре, а не самим компаниям».

Есть и другие примеры выплат топ-менеджерам госкомпаний при увольнении помимо Провоторова. Александр Киселев, уходя из «Почты России», получит более 3 млн руб., сообщал «Прайм». Руководитель «Автодора» Сергей Костин при увольнении получил два месячных оклада, как и предусматривал его трудовой договор, знает человек, близкий к «Автодору».

В частных российских компаниях самый большой «парашют» получит бывший гендиректор «Норильского никеля» Владимир Стржалковский – $100 млн за два года.

«Акционерному обществу нельзя дать команду, нужно следовать букве закона», – объясняет пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, но это не значит, что «парашюты» госкомпаний оставят в покое. Тенденция на ограничение выплат всем очевидна, замечает он, возможно, появится и поручение Росимуществу проработать ограничения с госкомпаниями.

Представители «Росатома», «Олимпстроя», «Роснано» и «Автодора» говорят, что в их компаниях менеджеров увольняют без «парашютов». Аналогичная ситуация в Агентстве по страхованию вкладов, уверяет его сотрудник. По словам менеджера «дочки» «Ростеха», в госкорпорации также нет «парашютов», а вознаграждения и прочие доходы, полученные вследствие работы на руководящей должности, при бесконфликтном увольнении не отбирают.

Внешэкономбанк сообщил, что вопросы вознаграждений и компенсаций членам правления решает наблюдательный совет, в который входят председатель и члены правительства, размер компенсации при досрочном увольнении определен в 2007 г., подобных выплат до сих пор не было. А в компенсационный пакет члена правления входят медицинское и негосударственное пенсионное страхование, страхование от несчастных случаев; при необходимости возможна круглосуточная охрана, рассказывают в банке.

С представителем Фонда ЖКХ связаться не удалось.

Государство и сейчас может блокировать выплату крупных вознаграждений в госкомпаниях – через своих представителей в советах директоров, проблема во многом надуманна, полагает топ-менеджер одной из госкомпаний: «Больше похоже на заигрывание с электоратом».

Активист ОНФ и депутат Думы Владимир Гутенев считает решение президента оправданным: «Ограничения сделали бы государственные акционерные общества неконкурентоспособными – они не смогли бы привлекать хороших управленцев, с которыми и так у нас в стране проблема. Кроме того, денежное участие государства в таких организациях минимально – оно ограничивается взносами в уставный капитал, все остальное компании зарабатывают самостоятельно».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать