Статья опубликована в № 3355 от 30.05.2013 под заголовком: Дело ЮКОСа может пойти на третий срок

Экспертов привлекли к делу ЮКОСа

«Ведомостям» стали известны причины отъезда из России Сергея Гуриева. Он давал отрицательное заключение на второй приговор Михаилу Ходорковскому. Теперь эксперт может быть обвинен в противодействии правосудию, а бывшему олигарху грозит третий срок
  • Мария Железнова,
  • Анастасия Корня,
  • Светлана Бочарова,
  • Максим Гликин
  • / Ведомости
Михаил Ходорковский рискует к следующему году получить новый срок
Grigory Dukor / REUTERS

Вчера Следственный комитет России (СКР) подтвердил, что ректор Российской экономической школы (РЭШ) Сергей Гуриев был допрошен по основному делу ЮКОСа, которое также называют «материнским». Именно это стало основным мотивом для выезда экономиста за рубеж, сказал накануне «Ведомостям» его знакомый. Дело № 18-41/3 было возбуждено в 2003 г. по факту причинения имущественного ущерба «Апатиту». Позже из этого дела были выделены все многочисленные дела юкосовцев, в том числе оба дела бывших руководителей и совладельцев компании Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Их сроки по второму приговору заканчиваются в 2014 г. О том, что «материнское» дело ЮКОСа не было закрыто после начала второго процесса над ними, говорили во время суда адвокаты. Они опасались, что следователи собирают материал для возбуждения третьего дела.

Допрос Гуриева состоялся чуть больше месяца назад, экономист проходит свидетелем по «материнскому» делу ЮКОСа, сказал «Ведомостям» его адвокат Руслан Кожура. Гуриеву задавали вопросы в том числе и об обстоятельствах выдачи экспертного заключения по второму делу Ходорковского и Лебедева, уточнил он.

Экспертиза второго дела была проведена по поручению экс-президента Дмитрия Медведева в 2011 г., после вступления в силу обвинительного приговора.

Гуриев был одним из шести российских экспертов, привлеченных президентским Советом по правам человека (СПЧ). Эксперты почти единогласно признали преследование Ходорковского и Лебедева безосновательным.

Их заключение было опубликовано в конце 2011 г. С тех пор так или иначе пострадали пятеро из шести российских экспертов: одного преследовали по административной линии, еще четверо пережили обыски или были вызваны на допросы, рассказал один из экспертов – Михаил Субботин. У самого Субботина обыск прошел в сентябре 2012 г. В постановлении об обыске называлась статья 294 УК РФ – воспрепятствование правосудию (до четырех лет заключения). Он был также вызван на допрос, но потом его отменили.

Член СПЧ, судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, которая вместе с председателем СПЧ Михаилом Федотовым приглашала экспертов, знает от них, что обыски и допросы начались с осени. В постановлении суда от обыске помимо статьи 294 фигурирует и статья о легализации преступных доходов (174.1). По ее словам, следователи утверждают, что принадлежащие ЮКОСу деньги пришли из-за рубежа экспертам через Центр правовых и экономических исследований при ВШЭ, заместителем директора которого является Субботин. Морщакова называет такие обвинения абсурдными, утверждая, что эксперты делали все бесплатно и по заказу СПЧ.

По словам Субботина, на прошлой неделе были допрошены учредители этого центра. В прошлом году СМИ сообщали, что прошли обыски у большинства руководителей центра. В деле также упоминается директор центра Елена Новикова, сказал юрист, знакомый с материалами дела. Связаться с ней не удалось. Два человека, близких к Новиковой, говорят, что она давно уехала из страны. По словам одного из них, еще год назад.

Этой весной активность следователей возросла. На допрос была вызвана еще одна участница экспертизы – завкафедрой предпринимательского права на факультете права ВШЭ Оксана Олейник. По ее словам, она получила повестку о вызове на допрос как свидетель по «материнскому» делу ЮКОСа в начале марта, но назначенная дата не совпадала с ее графиком и она попросила назначить другую. Спустя две недели следователь сообщил ей, что необходимость в их разговоре отпала. По ее словам, она ожидала негативной реакции властей, но форма – статус свидетеля по делу ЮКОСа – ее удивила.

Этой весной был допрошен участник экспертизы Астамур Тедеев, знает Федотов. Тедеев вчера на звонки не отвечал.

Гуриев отказался комментировать это дело, отметив, что дал подписку о неразглашении. Но при этом заявил, что не получал средства за проведение экспертизы ни от Ходорковского, ни от его людей. «Не получал. Ни за это, ни вообще, – говорит Гуриев. – Насколько мне известно, последний раз структуры «Менатепа» делали пожертвование в РЭШ в 2003 г. В это время (в течение всего периода, когда деньги пришли и когда деньги были потрачены) я ректором не был, находился в длительной командировке в Принстоне, зарплату в РЭШ не получал». Сумма пожертвования – $50 000 (от Института открытой экономики), в то время это было около 3% годового бюджета РЭШ.

Очевидно, из «материнского» дела ЮКОСа выделен «эпизод экспертов», говорит юрист, знакомый с материалами дела. Эпизод расследует та же группа, которая расследовала другие дела ЮКОСа, знает он. Помимо экспертов в эпизоде также упоминаются адвокаты из команды, защищавшей Ходорковского и Лебедева, сказал «Ведомостям» юрист и подтвердил его коллега, также знакомый с этими материалами. Некоторые люди из этой команды, как и Гуриев, уехали из России, утверждают собеседники «Ведомостей.

Человек, близкий к ЮКОСу, уверен, что смысл происходящего в том, чтобы предъявить новое, третье по счету, обвинение Ходорковскому и Лебедеву. Это позволит оставить их в тюрьме и после 2014 г. «Кто-то очень не хочет, чтобы они выходили», – уверен собеседник «Ведомостей». Вчера стало известно, что у них есть шанс обрести свободу даже раньше: Верховный суд решил проверить приговор по второму делу. Как отмечается в постановлении о принятии дела к надзорному производству, нижестоящими инстанциями не было снижено наказание в связи с исключением некоторых сумм из обвинения в легализации.

Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант говорит, что ему не известны обстоятельства дела экспертов, но «материнское» дело – бездонное, у него нет ни предмета, ни пределов, все определяется «правосознанием» или целеполаганием. Адвокат сомневается в том, что авторов экспертизы можно обвинить в воспрепятствовании правосудию. На тот момент, когда были обнародованы выводы экспертов, «правосудие» уже свершилось: приговор Хамовнического суда вступил в законную силу, напоминает Клювгант.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать