Введение презумпции виновности для чиновников отложено на неопределенный срок

Минюст сформулирует предложения о необходимости ратификации 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции при работе над одноименным законопроектом, который еще не дошел даже до первого чтения

Введение презумпции виновности для чиновников откладывается на неопределенный срок: Министерство юстиции сформулирует предложения о необходимости ратификации положения Конвенции ООН “О противодействии коррупции” при работе над одноименным законопроектом, внесенным в Госдуму группой депутатов, говорится в ответе министерства на запрос “Ведомостей”.

Законопроект, расширяющий перечень статей Конвенции, обязательных для России, внесен в Госдуму большой группой депутатов эсеров и коммунистов в феврале 2013 г., но до сих пор не дошел даже до первого чтения. При этом в отзыве правового управления Госдумы сказано, что депутаты не могут вносить законопроекты, касающиеся ратификации международных соглашений России, - только президент и премьер.

Россия ратифицировала антикоррупционную Конвенцию в 2006 г., но без статьи 20, согласно которой чиновник в случае необъяснимого обогащения априори признается виновным в коррупции. Эта статья позволяет преследовать чиновников-коррупционеров по всему миру, говорили ранее эксперты, ее ратификация необходима для реальной борьбы с коррупцией.

О том, что Минюст готовит предложения о ратификации статьи 20 антикоррупционной Конвенции ООН, премьер-министр Дмитрий Медведев заявил в минувшую пятницу, 6 декабря, во время интервью нескольким телеканалам. “Статья 20 исходит из предположения, что лицо (должностное) предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора. На это можно пойти. И сейчас, кстати, предложения по статье 20-й Минюстом готовятся. Но мы должны взвесить все "за" и "против", - заявил Медведев.

Статья 20 Конвенции ООН противоречит положению Конституции России о презумпции невиновности, заявлял в интервью "Российской газете" бывший председатель комитета Госдумы по международным делам, единоросс Константин Косачев. "В российском Уголовном кодексе в настоящее время нет такого состава преступления, как "незаконное обогащение". А значит, не проработаны соответствующие санкции и механизмы определения его признаков. Кроме того, под "публичным должностным лицом", согласно Конвенции, понимаются отнюдь не только чиновники, а все "государственные люди", выполняющие публичные задачи. Скажем, не только полицейские начальники, но и рядовые постовые, не только начальники департаментов культуры, но и режиссеры государственных театров, не только депутаты федерального и регионального уровня, но и члены органов самоуправления на местах, даже если они не получают за свою работу зарплату. То есть потенциальный круг лиц, на которых должно будет распространяться данное положение, насчитывает не один десяток миллионов человек", - говорил Косачев.

Бывший ректор "Российской школы экономики" Сергей Гуриев объяснял: "Вступление в ВТО, особенно в Организацию экономического сотрудничества и развития и в частности подписание антикоррупционной конвенции, а также ратификация статьи 20-й конвенции ООН по борьбе с коррупцией, это все важные вещи. Потому что даже когда мы сейчас смеемся, точнее я не смеюсь, но многие люди смеются над инициативами президента по декларированию доходов чиновников, надо помнить, что то, что написано пером, топором уже не вырубишь. Те вещи, которые напрямую противоречат друг другу, когда вы читаете в декларации доходов и имущества чиновников, что у этого чиновника очень дорогие недвижимость и автомобили и очень низкий доход, понятно, что пока это выглядит смешно, но рано или поздно этому чиновнику придется отвечать за то, что он написал пером, и уже не вырубит топором. И когда Россия вступит в ОЭСР, ему придется отвечать на какие-то неудобные вопросы".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать