Статья опубликована в № 3625 от 08.07.2014 под заголовком: Заплатить за свободу

Сенаторы Андрей Клишас и Константин Добрынин предложили новые правила условно-досрочного освобождения

Члены Совета Федерации Андрей Клишас и Константин Добрынин предложили новые, более либеральные правила условно-досроч-ного освобождения (УДО)
Андрей Махонин / Ведомости

Законопроект (его текст есть у «Ведомостей») предусматривает право осужденных по экономическим статьям подавать на УДО сразу после выплаты ущерба, при достижении возраста 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин или при тяжелых семейных обстоятельствах (например, если осужденный остается единственным кормильцем ребенка). Система, которая существует сейчас, абсолютно не соответствует реалиям, сетует Константин Добрынин: «Иногда цель наказания бывает достигнута до появления формальной возможности УДО. Если ущерб уже возмещен, у человека автоматически появляется право попросить УДО, не нужно ждать положенного срока».

Еще один важный пункт законопроекта - возможность представлять в суд только характеристику осужденного, без заключения администрации пенитенциарного учреждения о целесообразности УДО, и направлять в суд копию личного дела, перечисляет Добрынин: «Все это не означает автоматического освобождения, но человек получает право обратиться раньше. Государство идет навстречу осужденному».

Идея законопроекта возникла в январе после посещения председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко женской колонии, продолжает Добрынин: «Он разработан при участии Федеральной палаты адвокатов и экспертов СПбГУ, будет еще обсуждаться и будет внесен в Думу осенью».

Клишас - председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, Добрынин - его зам. По мнению сотрудника аппарата Госдумы, Клишас - один из самых заметных сенаторов: «От него поступает много инициатив, и большинство из них принимается позитивно, он умеет договариваться и определенно работает с администрацией президента».

Правительство в 2012 г. хотело править положение об УДО, но тот проект лишал предпринимателей права подать ходатайство об УДО без выплаты компенсации, вспоминает член комитета Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэль Марданшин.

«Депутаты после обсуждения с бизнес-сообществом поняли, что это только осложнит ситуацию для тех, кто сидит за экономические преступления, - говорит Марданшин. - Большинство экономических дел возбуждаются по надуманным поводам, для устранения конкурентов. Из мест лишения свободы выплатить ущерб практически невозможно».

Адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Алексей Винокуров не считает нужным менять нынешние сроки УДО: некоторые предприниматели, отсидевшие в сизо два месяца до наказания, получат возможность почти сразу освободиться. Винокуров хвалит другие положения законопроекта, особенно возможность подать на УДО без заключения администрации: тюремщики часто злоупотребляют этим правом. Другие удачные новации, по его мнению, - представление личного дела подсудимого в суд, возможность ходатайствовать об УДО омбудсменам и упрощение процедуры подачи. Но суды будут продолжать руководствоваться установкой не сажать предпринимателей и амнистировать тех, кто сидит за нетяжкие экономические преступления, уверен Винокуров.

Законопроект усиливает судебный контроль за процессом УДО, считает адвокат Владислав Кочерин, вместо заключения администрации исправительного учреждения суд получит личное дело осужденного и сможет самостоятельно делать вывод о возможности УДО. «Известны случаи коррупции с целью получения положительного заключения, с судом же это сделать сложнее», - считает эксперт.

Если в законопроект не включена статья 159 Уголовного кодекса, а это практически все виды мошенничества, то документ имеет мало смысла для осужденных по экономическим статьям, потому что основная масса дел против предпринимателей фабрикуется именно по статье о мошенничестве, говорит руководитель «Бизнес-солидарности» Яна Яковлева. «Суды перестали давать УДО предпринимателям, и работать тут надо не с законодательством, а с судейским корпусом», - считает Яковлева. Она также уверена, что нельзя привязывать погашение ущерба к выходу на свободу, потому что тогда у осужденного получается два вида наказания: и возмещение ущерба, и лишение свободы. «Законодатели рассчитывают, что у человека могут быть спрятаны деньги под подушкой, но это не так. Отдельная история - то, как рассчитывается этот ущерб, в большинстве случаев предприниматели не согласны с назначенной суммой. Такой подход напоминает не гуманизацию, а коммерциализацию УДО: хочешь выйти - выкупи себя. Получая в тюрьме 15 руб. в месяц, это сделать очень тяжело», - заключает Яковлева.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать