Статья опубликована в № 3637 от 24.07.2014 под заголовком: Уголовная ответственность за офшоры

СКР хочет ввести уголовную ответственность для юрлиц

Следственный комитет России снова предлагает ввести уголовную ответственность для юридических лиц. Без этого невозможна деофшоризация, утверждают в ведомстве
За уголовные преступления придется отвечать не только руководителям компаний, но и самим компаниям
С. Портер / Ведомости

В распоряжении «Ведомостей» оказался законопроект Следственного комитета России (СКР), вводящий уголовную ответственность для компаний. В конце июня документ был направлен председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. В сопроводительном письме председатель СКР Александр Бастрыкин просит поддержать проект.

Распространить уголовную ответственность на юрлиц - давняя идея следователей. Два года назад СКР предлагал сделать это для повышения эффективности борьбы с фирмами-однодневками. Сейчас по поручению президента Владимира Путина правительство разрабатывает меры деофшоризации экономики. По мнению Бастрыкина, без введения уголовной ответственности для юрлиц деофшоризация невозможна, так как не будет возможности «экстерриториального уголовного преследования иностранных лиц».

Из-за этого сложно раскрыть транснациональную схему ухода от налогов, объясняет старший следователь СКР Георгий Смирнов: «Нет правового способа воздействия на офшорные компании и зарубежные банки, которые отказываются раскрыть российским правоохранительным органам бенефициаров офшоров». По российскому законодательству преступление может совершать только физическое лицо, а юрлицо - лишь орудие преступления. Но чтобы правоохранительные органы смогли «достать» иностранную компанию, а главное - ее активы, необходимо преследование не только физлица, которое на себя ничего не оформляет, но и юридического, на балансе которого и стоят активы, считает Смирнов.

Как и в прошлых версиях, законопроект устанавливает виды ответственности юрлиц - от предупреждения и штрафа, в том числе кратного ущербу, до запрета на деятельность и принудительной ликвидации. Если юрлицо, подозреваемое в преступлении, было реорганизовано или ликвидировано до решения суда, то ответить за нарушение, возможно, придется его правопреемникам или кредиторам, если будет доказано, что они знали о преступлении, следует из законопроекта.

Законопроект вводит закрытый перечень нарушений, за которые устанавливается уголовная ответственность, это необходимо, чтобы избежать злоупотреблений, поясняет Смирнов. Уголовная ответственность для юрлиц должна заработать в связке с введением в Налоговый кодекс прямого запрета на злоупотребления правом в налоговой сфере (соответствующий законопроект внес в Госдуму председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров) и расширением перечня преступных способов уклонения от уплаты налогов (поправки в ст. 199 Уголовного кодекса готовят сенаторы), говорит он: «Без этих мер деофшоризация невозможна».

Совфед «против идеи СКР не возражает», но некоторые формулировки законопроекта нуждаются в уточнении и будут обсуждаться с представителями СКР и экспертами, говорит представитель Совфеда. Минэкономразвития категорически против инициативы, отмечает сотрудник ведомства. Сейчас есть возможность доказать вину конкретного лица, которое имеет право подписи на документах, и тем самым подтверждается наличие умысла, говорит собеседник «Ведомостей». Если дела против таких людей разваливаются в судах, то они по тем же основаниям будут разваливаться и в отношении юрлиц. «Кроме того, получается, что преступление совершается по воле 1-2-3 человек, а наказание может понести вся компания, в том числе и ее акционеры», - предупреждает он.

СКР ссылается на зарубежный опыт, но российские следователи и суды пока не способны на адекватное применение предлагаемых новаций, отмечает руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Штрафы можно заплатить, а вот прямое вторжение в хозяйственную деятельность и удар по репутации компании - самое опасное, считает он: «Если закон будет принят, он поставит бизнес на колени».

При желании можно исказить правоприменение любого, даже самого совершенного закона, парирует Смирнов. Свести риски к минимуму могло бы создание финансовой полиции, подчиненной непосредственно президенту, предлагает он.

Меры по деофшоризации приведут к удорожанию налоговой оптимизации, прогнозирует партнер PwC Наталья Кузнецова. Раньше можно было проводить через офшор многомиллионные сделки, при этом ничего, кроме номинального директора, на компании не было, а теперь нужно будет доказать, что компания ведет реальный бизнес (создать офис, нанять реальных сотрудников и т. д.). Затраты на содержание офшоров увеличатся и экономия от полученной налоговой льготы будет неочевидна, считает Кузнецова.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать