Статья опубликована в № 3639 от 28.07.2014 под заголовком: Pussy Riot выставили счет России

Участницы группы Pussy Riot просят Страсбургский суд взыскать с России 250 000 евро

Участницы группы Pussy Riot просят Страсбургский суд взыскать с России 250 000 евро. В практике суда таких компенсаций еще не было, говорят эксперты

  • Анастасия Корня
М.Стулов / Ведомости

Участницы группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова просят Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) взыскать с России по 120 000 евро в качестве компенсации морального вреда, причиненного им уголовным преследованием. Такая сумма заявлена в возражениях девушек на позицию российских властей по их жалобе в ЕСПЧ. На прошлой неделе документ (текст есть у «Ведомостей») был отправлен в суд.

Это заключительная стадия коммуникации, поясняет Павел Чиков, председатель ассоциации «Агора», юристы которой представляют девушек в суде. У российского правительства будет возможность высказаться по поводу запрошенной суммы компенсации, после чего суд приступит к подготовке решения, которое может состояться еще до конца этого года, надеется Чиков. Девушки также просят компенсировать им 10 000 евро судебных расходов - таким образом, общая сумма претензий достигает 250 000 евро.

Алехина и Толоконникова считают, что во время следствия и суда по делу о панк-молебне были нарушены их права на свободу выражения мнения, свободу и личную неприкосновенность, запрет пыток и право на справедливое судебное разбирательство (статьи 10, 5, 3 и 6 Европейской конвенции). Российские власти, отвечая на вопросы ЕСПЧ по жалобе Pussy Riot, с такой трактовкой не согласились. Москва опровергает обвинения в бесчеловечном обращении, ссылаясь на то, что, например, стеклянные клетки используются во многих странах и до сих пор это не воспринималось как нарушение прав человека. Уголовное преследование за панк-молебен тоже нельзя считать покушением на свободу слова, настаивают в правительстве: вмешательство «носило побочный характер по отношению к уголовной ответственности за совершенное преступление» и преследовало законную цель - защиту права на свободу вероисповедания православных христиан.

ЕСПЧ уже признавал бесчеловечным обращением металлические клетки в судах, напоминают Алехина и Толоконникова, а стеклянные «аквариумы» - еще хуже: плохо слышно участников процесса, душно, а общаться с адвокатами можно только через узкое окошко на уровне метра от пола. Также они настаивают, что основной причиной их уголовного преследования была не акция в храме Христа Спасителя, а огромная популярность видеоролика об этой акции, набравшего более 3 млн просмотров в интернете (именно на него ссылался настоятель храма, когда обращался с заявлением в правоохранительные органы, ролик впоследствии был признан экстремистским). Заявительницы также утверждают, что требования конвенции нарушает сам закон о противодействии экстремизму - в силу слишком неконкретных формулировок, порождающих его произвольное применение.

По словам Чикова, при расчете компенсации за основу брались максимальные суммы компенсаций, ранее присужденные Евросудом (например, 2500 евро за незаконное содержание под стражей в течение восьми дней по иску против Болгарии). Полученные средства девушки обещают направить на правозащитную деятельность в России, подчеркивает Чиков.

Руководитель аппарата уполномоченного России при ЕСПЧ Андрей Федоров говорит, что в Москве пока не получали возражения Толоконниковой и Алехиной. Источник в Минюсте называет запрошенный размер компенсации «нереальным» - в практике ЕСПЧ по подобным делам таких сумм не бывает, уверяет он.

Большая компенсация может быть назначена тогда, когда ЕСПЧ признает наличие материального ущерба, разъясняет адвокат Елена Липцер. Но она редко бывает выше 15 000 евро, даже если человек провел за решеткой много лет. Адвокат вспоминает, что, даже когда суд признал незаконным судебное разбирательство в отношении ее подзащитного (он дал показания под пытками и провел за решеткой 10 лет), компенсация составила 15 000 евро.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать