Статья опубликована в № 3640 от 29.07.2014 под заголовком: $50 млрд для бывших владельцев ЮКОСа

Владельцы ЮКОСа отсудили у России $50 млрд

Гаагский арбитраж по иску акционеров ЮКОСа к России назначил беспрецедентную компенсацию в $50 млрд. Государство платить не станет, а принудительно взыскать эти деньги будет трудно, считают эксперты

  • Галина Старинская,
  • Михаил Оверченко,
  • Анастасия Корня,
  • Сергей Титов
Акционерам ЮКОСа придется немало потрудиться, чтобы добиться от России выплаты хотя бы части присужденной им суммы
А. Махонин / Ведомости

Вчера Международный третейский арбитраж в Гааге обнародовал решение по иску акционеров ЮКОСа к России. Арбитраж признал, что власти страны экспроприировали активы компании, и назначил выплату $50 млрд при заявленных истцами $114 млрд. Срок оплаты истекает 15 января 2015 г. После этого на основную сумму долга будут начисляться проценты. Ставка приравнена к проценту по 10-летним долговым обязательствам США - это около 2,5%, говорит Владимир Хвалей из «Бейкер и Макензи».

Иск подали три компании, которым в сумме принадлежало около 70,5% акций ЮКОСа: кипрская Hulley Enterprises (56,3%), Yukos Universal с о. Мэн (2,6%) и пенсионный фонд с Кипра Veteran Petroleum (11,6%).

В 2004 г. налоговики предъявили ЮКОСу претензии на $27,5 млрд за 2000-2003 гг. В 2004 г. за долги было продано крупнейшее предприятие компании - «Юганскнефтегаз». В 2006 г. ЮКОС признали банкротом, а его предприятия были проданы на аукционах. Все крупнейшие активы достались «Роснефти».

Истцы утверждали, что Россия предприняла различные действия в отношении ЮКОСа и связанных с ним лиц и организаций, которые привели к экспроприации компании в интересах государства и государственных организаций, тем самым уничтожив их инвестиции в ЮКОС. Ответчик заявлял, что ЮКОС уклонялся от уплаты налогов, а методы взимания недоимки, включая аукцион по продаже «Юганскнефтегаза», а также банкротство, инициированное кредиторами, с которыми ЮКОС не расплатился, законны.

Суд постановил, что Россия нарушила свои обязательства по статье 13 Энергетической хартии. Она защищает инвестиции в энергетический сектор, запрещая национализацию и экспроприацию инвестиций.

Россия подписала хартию в 1994 г., но не ратифицировала ее. Однако арбитраж еще в 2009 г. решил, что хартию можно применить. Ведь документ был подписан, а GML и ее дочерние компании являются иностранными инвесторами и поэтому находятся под защитой хартии.

В решении отмечается, что ЮКОС, как и другие российские нефтяные компании, действительно использовал трейдинговые компании для оптимизации налогов. Однако до 2003 г. налоговые проверки не выявляли существенных нарушений. Арбитраж отметил, что в руководстве ЮКОСа были люди, озабоченные юридическими рисками в связи с использованием некоторых трейдинговых компаний и отмечавшие, что успешное оспаривание налоговых схем ЮКОСа может привести к значительным налоговым претензиям и убыткам. Однако арбитрам представляется, что государственный аппарат решил «использовать эти уязвимые места, чтобы развернуть полномасштабное наступление на ЮКОС и его бенефициарных владельцев, чтобы обанкротить ЮКОС и конфисковать его активы, одновременно удалив Михаила Ходорковского с политической арены».

ЮКОС предлагал несколько вариантов погашения налоговой задолженности, однако власти либо не реагировали на его обращения, либо не принимали их. Арбитраж счел, что эти предложения представляли добросовестную попытку начать диалог с властями. Суд не увидел оснований для подобного поведения, если Россия хотела только собрать неуплаченные налоги.

Арбитраж также не считает, что желанием собрать налоги объяснялся последовавший затем аукцион по продаже «Юганскнефтегаза». Он был сфальсифицирован и объяснялся «желанием государства приобрести самый ценный актив ЮКОСа и обанкротить компанию». «Фактически это была изощренная и просчитанная экспроприация «Юганскнефтегаза» ответчиком», - говорится в решении арбитража.

Россия подаст апелляцию, заявил министр иностранных дел Сергей Лавров. Можно оспорить решение в государственном суде Гааги, но он будет проверять только процедурные вопросы, отмечает бывший руководитель правового управления ЮКОСа, профессор Вестминстерского университета Дмитрий Гололобов.

Минфин объявил о наличии в решениях суда «существенных изъянов», что позволяет рассчитывать на получение «справедливого результата» в судах Нидерландов. В их числе «умозрительные и не подтвержденные доказательствами предположения третейского суда о причинах действий государственных органов России» и отрицание им обоснованности доначисления ЮКОСу налога на прибыль (и множества подтверждающих этот факт национальных судебных актов). А председатель комитета Госдумы по госстроительству Владимир Плигин назвал решение арбитража «еще одним видом санкций против России».

Бывший крупнейший бенефициар и руководитель ЮКОСа Ходорковский, напротив, считает, что «это первый независимый суд, который рассматривал дело ЮКОСа во всей полноте, с исследованием доказательств и заслушиванием свидетелей». Гололобов отмечает, что беспрецедентным для международного арбитража является не только размер компенсации, но и ее отношение к заявленной сумме ущерба - до сих пор размер присужденной компенсации не превышал 30% от суммы иска.

Формально теперь представители ЮКОСа должны подать заявление в Арбитражный суд Москвы, чтобы тот это решение признал, отмечает Хвалей. Затем получить исполнительный лист и с ним идти в Минфин. Но представитель директора GML Тима Осборна Грэхем Акерман говорит, что акционеры будут пытаться обратить взыскание только на активы государства за рубежом, а не внутри страны. По его словам, список активов будет готов к осени. Решение гаагского арбитража позволяет наложить взыскание на имущество России в любой из 150 стран, подписавших Нью-Йоркскую конвенцию 1958 г., добавляет Хвалей.

Но взыскать сумму ущерба истцам будет сложно. Россия никогда ее не выплатит и даже не будет пытаться это сделать, категоричен Гололобов. Тот факт, что Россия подает апелляцию, показывает, что никто не собирается вынимать такие средства из бюджета, соглашается директор ЦМИ Сбербанка Юлия Цепляева.

Можно попытаться наложить арест на коммерческие активы государства. Ведь имущество, которое используется для госнужд, защищено иммунитетом. У России нет за рубежом коммерческого имущества, хоть как-то сопоставимого с суммой долга. Поэтому, уверен Хвалей, владельцы ЮКОСа будут пытаться обратить взыскание на активы госкомпаний. До сих пор сложившейся судебной практики нет. Но процессы будут и они принесут немалую головную боль госкомпаниям, уверен эксперт. Суды могут согласиться с претензиями истцов и приподнять так называемую корпоративную вуаль, не исключает юрист, близкий к одной из сторон разбирательства. Логика может быть такой: если госкомпания много лет выплачивает дивиденды России, то платежи ей иностранных потребителей можно арестовать. Ведь в конечном счете деньги получит Россия.

Сама «Роснефть» не считает, что к ней могут быть предъявлены какие-либо требования в связи с решением арбитража. Она не являлась стороной, не участвовала в указанных спорах и не является ответчиком по опубликованным решениям, говорится в заявлении компании.

Скорее всего это будет затяжной спор, который будет сопровождаться попытками арестовать российские активы в разных странах, и хорошо, если в итоге акционерам ЮКОСа удастся продать право требования с большим дисконтом кому-то, за кем будут стоять российские власти, резюмирует Гололобов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать