Статья опубликована в № 3664 от 01.09.2014 под заголовком: Суд не под запись

Во многих судах установлены системы для аудиозаписи заседаний, но участникам процессов об этом не сообщают

Суды не используют имеющиеся у них системы для аудиозаписи заседаний, выяснилось в результате независимого расследования
У судов есть возможность аудиозаписи, но нет желания
С. Николаев / Ведомости

Во всех московских судах установлены системы, позволяющие вести аудиозапись судебного заседания, но они не используются. Это обнаружила московский адвокат Мария Серновец, проведя независимое расследование. Суды намеренно не афишируют наличие технических возможностей - им проще работать, когда ход процесса невозможно проконтролировать, уверена Серновец.

Столкнувшись во время одного из процессов с искажением данных в протоколе, адвокат начала выяснять, есть ли способ это предотвратить. Закон предусматривает возможность технической фиксации процесса, но эта процедура не является обязательной. Тем не менее, как разъяснял пленум Верховного суда, «при наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств», такие материалы должны приобщаться к делу.

Внедрение видео- и аудиопротоколирования предусмотрено федеральной целевой программой «Развитие судебной системы России на 2013-2020 гг.»: планируется, что к 2018 г. 95% судов будут оснащены необходимым оборудованием. Но еще в 2010-2012 гг., сообщил в ответ на запрос Серновец замначальника столичного управления судебного департамента при Верховном суде Игорь Алексанов, в каждом из 33 райсудов Москвы были установлены и введены в эксплуатацию по 4-5 стационарных комплексов Femida, обеспечивающих ведение и хранение аудиозаписи.

Однако столичные суды в ответ на вопросы о наличии техники начали давать противоречивые показания. Одни утверждали, что у них такого оборудования нет, другие признавались, что есть, но утверждали, что оно не работает. Третьи писали, что установка оборудования только ведется. Например, председатели Черемушкинского и Измайловского судов заявили, что комплексов аудиофиксации в их судах нет, хотя судебный департамент отчитался о наличии в каждом из этих судов четырех комплексов, установленных и введенных в эксплуатацию. Председатель Зеленоградского суда сообщил, что рабочие места секретарей компьютеризированы, иными средствами протоколирования залы суда не оборудованы, хотя, по данным судебного департамента, в этом суде установлены четыре Femida. Председатель Преображенского суда в сентябре 2013 г. писал, что работа по установке оборудования в пяти залах ведется «в настоящий момент», хотя, по информации судебного департамента, акты приема-передачи и ввода в эксплуатацию комплексов в четырех залах этого суда были подписаны годом ранее (копии документов есть у «Ведомостей»).

16 председателей судов проигнорировали запросы, еще несколько ответили отказом. Например, председатель Кунцевского суда Ольга Сергеева сообщила, что запрашиваемая информация не подпадает под действие закона об обеспечении доступа граждан к информации о деятельности судов, поэтому не может быть предоставлена.

Не ведут цифровой протокол и в Мосгорсуде. Серновец говорит, что только по запросу на имя лично председателя Ольги Егоровой ей выдали видеозапись судебного заседания апелляционной инстанции по ее делу, но в самом деле аудиопротокола не оказалось, и ответа на вопрос, почему так произошло, адвокат ждет до сих пор. Все залы Мосгорсуда оборудованы устройствами аудио- и видеопротоколирования, но действующее законодательство не регламентирует порядок ведения и приобщения к делу цифрового протокола, поэтому он не ведется, объяснила пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова. Что касается расхождений в показаниях райсудов, то за вопросы их технического оснащения отвечает Судебный департамент, добавляет она. В Судебном департаменте пообещали ответить на запрос «Ведомостей» позже.

Сотрудник Измайловского суда говорит, что оборудование было установлено в 2012 г., но инструкции к нему отсутствовали, поэтому эксплуатировать его не могли. Сейчас используется два комплекса, но в основном для изготовления протоколов заседаний по гражданским делам, а об официальном аудиопротоколировании никто не просит. В остальных судах запросы «Ведомостей» проигнорировали.

В минувшую пятницу Замоскворецкий суд, где идет процесс по делу «Ив Роше» против Алексея и Олега Навальных, отказал их защите в ходатайстве о ведении аудиопротокола - в связи с отсутствием технической возможности, пояснила судья Елена Коробченко. По данным судебного департамента, в здании этого суда установлено и сдано в эксплуатацию пять комплексов аудиофиксации, в том число один - в зале № 410, где проходят заседания по делу «Ив Роше».

Проблема не в отсутствии регламента, а в том, что аудиопротокол мешает судьям: они лишатся возможности подгонять формулировки в протоколе под приговор, а такое происходит довольно часто, говорит адвокат Роберт Зиновьев. Он вспоминает, что, когда защищал бывшего следователя Дмитрия Довгия, ходатайствовал о ведении аудиозаписи, но получил отказ: судья Дмитрий Фомин (сейчас он зампред Мосгорсуда) сослался на отсутствие технической возможности. В то же время председатель СКР Александр Бастрыкин, давая свидетельские показания, проговорился, что каждое утро читает стенограммы процесса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать