Статья опубликована в № 3689 от 06.10.2014 под заголовком: Закон о кошельках

Бизнес убедил Минфин смягчить антиофшорный закон

Минфин решил смягчить антиофшорный закон, чтобы не усложнять российскому бизнесу и без того непростую в условиях санкций работу с западными партнерами
Россиянину нельзя будет бесплатно копить деньги за рубежом
Fogstock / ТАСС
Пассивные доходы

1) дивиденды; 2) от распределения прибыли или имущества организаций, иных лиц или их объединений, в том числе при их ликвидации; 3) процентный доход от долговых обязательств любого вида, включая облигации с правом на участие в прибылях и конвертируемые облигации; 4) от использования прав на объекты интеллектуальной собственности; 5) от реализации акций (долей) и (или) уступки прав в иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву; 6) от реализации недвижимого имущества; 7) от сдачи в аренду или субаренду имущества, доходы от лизинговых операций, доходы от предоставления в аренду или субаренду морских и воздушных судов и (или) транспортных средств, контейнеров, используемых в международных перевозках; 8) от реализации и погашения паев фондов; 9) от консультационных, юридических, бухгалтерских, аудиторских, инжиниринговых, рекламных, маркетинговых услуг, услуг по обработке информации, от проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ; 10) от услуг по предоставлению персонала.

Закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК) обяжет российские компании и граждан платить налог (20 и 13% соответственно) с нераспределенной прибыли КИК. С весны компании убеждали Минфин смягчить закон - и Минфин решил уступить: вывести из-под действия закона КИК с подавляющей долей активных доходов (а не пассивных в виде процентов или дивидендов), рассказали «Ведомостям» два чиновника финансово-экономического блока правительства. Представитель Минфина не ответил на запрос.

Под новый налог должны попасть только «офшорные кошельки» - явно фиктивные «дочки», которые выводят прибыль из России и других стран под видом пассивных доходов (см. vedomosti.ru). Компании должны будут пройти тест на активность - доля доходов от реальных инвестиций и операций должна превышать долю пассивных; на сколько именно, не решено, но существенно выше 50%, указывает один из чиновников. Надо еще решить вопрос с пограничными ситуациями, отмечает член РСПП: доля одних доходов в определенный момент может быть ниже или выше порога - есть риск претензий налоговиков.

Последнее обсуждение закона о КИК прошло в Минфине в пятницу, финальное будет на этой неделе у первого вице-премьера Игоря Шувалова, говорят участники встреч.

Минфин до сих пор опасался, что компании будут имитировать активность - он был готов лишь разрешить уменьшать расходы иностранных «дочек» на инвестиционный вычет. Но компании сетовали, что тогда будут проигрывать конкурентам: в большинстве стран активные КИК налогом не облагаются. В Великобритании, к примеру, с 2012 г. облагается только прибыль с территории Великобритании, знает партнер John Tiner & Partners Владимир Гидирим. Во многих странах доля активных операций КИК должна быть не менее 50%, а в Италии и Германии действуют отраслевые исключения, продолжает партнер EY Марина Белякова: на индустриальные проекты или на добычу полезных ископаемых.

Важно не создавать новых препятствий для российского бизнеса за рубежом, уверен бывший совладелец «Вимм-билль-данна» Давид Якобашвили: «И так ситуация тяжелая, отношение властей других стран сложное - давят со всех сторон». У его компании Petrocas Energy Group, по его словам, иностранные «дочки» с реальным бизнесом, переводить их в Россию не имеет смысла.

Еще летом на совещаниях у Шувалова власти дали сигнал, что сфокусируются на офшорных схемах физических лиц, а на компании давить не будут, рассказывали представители бизнеса: против российских компаний действуют неформальные санкции, работать с иностранцами сложнее, выросла стоимость капитала, а борьба с офшорами еще повысит издержки.

«Газпром», «Роснефть», «Россети», РЖД, «Северсталь» не ответили на запрос «Ведомостей». РЖД предупреждала инвесторов в проспекте эмиссии евробондов об ущербе от антиофшорной политики.

Большие проблемы могли возникнуть у брокеров и дилеров: через их «дочек» на Кипре российские инвесторы под видом иностранцев инвестируют в Россию. Брокер получает доход от услуг трейдинга, который к пассивным не относится, отмечает президент «Финама» Владислав Кочетков, но под закон подпадут клиенты компании. Закон не должен мешать глобальной экспансии бизнеса, объясняет чиновник: он и в таком виде достигает цели деофшоризации - предотвратить вывод российской прибыли.

Есть два типа пассивных инвесторов: прямые владельцы реальных российских активов, которые и правда выводят налоговую базу, и те, кто возвращается на российский рынок, торгуя на нем, продолжает Кочетков. К пассивным операциям причислены и дивиденды, и доходы от активной торговли, но последние надо вывести из списка, призывает финансист: иначе остановим и так мизерный приток капитала.

Чистых пассивных «дочек» у российских компаний не так много, считает партнер PwC Екатерина Лазорина.

Это уступка бизнесу, но нужная уступка, констатирует чиновник финансового блока: «Мы не знаем реального масштаба, но видим, как активно компании борются против закона».

Министр финансов Антон Силуанов оценивал доходы от КИК в 30 млрд руб. в год.

Отличить компанию с активными доходами несложно, у нее есть история, контрагенты, успокаивает Якобашвили. Белякова сомневается - некоторые доходы можно квалифицировать и как активные, и как пассивные: дивиденды в некоторых юрисдикциях считаются активным доходом, если получены из активных компаний. Или если подверглись высокому налогообложению, добавляет Гидирим.

Руководитель российской госкомпании считает, что налоговики взвалили на себя сложную задачу: «Никогда им до конца не разобраться в типе всех операций - нужно досконально проверить сотни «дочек» разных компаний из отраслей с разной спецификой».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать