Статья опубликована в № 3745 от 25.12.2014 под заголовком: Друзья суда

Конституционный суд впервые заинтересовался мнением Совета по правам человека

Конституционный суд впервые попросил Совет по правам человека высказать свое мнение по одному из дел. Это повышает статус совета, считают правозащитники
Михаил Федотов надеется, что внимание со стороны Конституционного суда повысит статус руководимого им совета
Валерий Шарифулин / ТАСС

Конституционный суд впервые попросил Совет по правам человека (СПЧ) при президенте высказать свое мнение в качестве третьей стороны по одному из рассматриваемых дел - жалобе российских НКО на закон «О прокуратуре». Судья-докладчик Николай Бондарь попросил СПЧ представить письменное заключение, ответив на несколько вопросов. Заключение необходимо подготовить до 16 января 2015 г., писать его будут члены СПЧ Илья Шаблинский, Мара Полякова и Тамара Морщакова.

Среди вопросов, которые Конституционный суд ставит перед СПЧ, - особенности прокурорского надзора за деятельностью НКО. В частности, суд интересуется, следует ли учитывать, что согласно закону «О некоммерческих организациях» контроль за соблюдением закона возложен на Минюст, не подменяет ли прокуратура другие госорганы, когда привлекает к проверке сотрудников других органов власти, например Минюста. Суд также спрашивает, должна ли прокуратура проводить проверки в связи с конкретными обращениями или в том числе когда самостоятельно получила какие-либо сведения (согласно ч. 2 ст. 21 закона «О прокуратуре» проверки проводятся на основании информации о фактах нарушения законов). Кроме того, должно ли быть мотивировано решение о проверке, если прокуратура хочет провести ее по собственной инициативе, и есть ли в действующем законодательстве регламентация периодичности, порядка и сроков проведения проверок, спрашивает судья в письме.

В ноябре Конституционный суд принял к производству жалобы «Агоры», «Мемориала», «Гражданского содействия», Забайкальского правозащитного центра и других НКО на три положения закона «О прокуратуре», которые определяют основания проведения прокуратурой проверок НКО, а также полномочия прокурора при их проведении. Заявители считают, что оспариваемые положения не раскрывают точного перечня оснований для проведения проверок, порядка и срока их проведения, а также вступают в противоречие с конституционным требованием формальной определенности закона и допускают произвольное проведение проверок без каких-либо ограничений. А это означает ограничение права на объединение и свободы деятельности общественных организаций, считают правозащитники.

Конституционный суд перед рассмотрением дела обращается в ряд ведомств и может обратиться к организациям, которые могли бы предложить свои решения рассматриваемой проблемы, поясняет Шаблинский, такое же обращение к третьей стороне практикует и Европейский суд по правам человека. Так, в деле Pussy Riot ЕСПЧ запросил информацию у правозащитных организаций. СПЧ раньше писал заключения по своей инициативе, говорит Шаблинский, а Конституционный суд приобщал их к документам. Сам Шаблинский писал подобное заключение, когда оспаривались поправки об НКО - «иностранных агентах», однако суд эту позицию не учел. Зато судья Конституционного суда Владимир Ярославцев предоставил тогда особое мнение, в котором в том числе согласился с доводами правозащитников. Кроме того, уполномоченный по правам человека просил Шаблинского подготовить доклад по делу об оспаривании гражданами действий избирательных комиссий по подсчету голосов. «Сейчас прокуратура влезает в жизнь гражданского общества, действуя произвольно и нарушая права сотрудников НКО, поэтому в законе должно быть регламентировано, сколько раз проводить проверку, поскольку сейчас она проходит по любой прихоти», - резюмировал Шаблинский.

Конституционный суд впервые обращается за заключением к СПЧ, подчеркивает председатель совета Михаил Федотов, есть вероятность того, что судьи увидели высокое качество заключений СПЧ, которые предоставлялись по собственной инициативе. В 2003 г. Конституционный суд просил лично Федотова дать заключение по делу о предвыборной агитации. «Наш ответ, как и любой другой документ, который будет рассматривать суд, повлияет на решение, поскольку все аргументы рассматриваются в совокупности», - надеется председатель СПЧ.

Практика привлечения третьей стороны (так называемое amicus curiae - «друг суда»), когда заключение на предмет спора дают не только представители сторон и госорганов, но и какие-либо другие структуры, у Конституционного суда в системном виде оформилась только в этом году, говорит председатель «Агоры» Павел Чиков. По его мнению, законодательство не препятствует судам общей юрисдикции запрашивать мнение третьей стороны, но они этого не делают, поэтому, вводя такую практику, Конституционный суд может изменить практику и в этих судах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать