Статья опубликована в № 3808 от 09.04.2015 под заголовком: Россиянин поневоле

Крымчанин пожаловался в ЕСПЧ на принудительное присвоение российского гражданства

Став россиянином, он лишился международной правовой защиты

  • Анастасия Корня
Не все крымчане стали россиянами по собственному желанию
Д. Абрамов / Ведомости

Крымский активист Александр Кольченко, которого вместе с украинским режиссером Олегом Сенцовым, историком Алексеем Чирнием и юристом Геннадием Афанасьевым обвиняют в организации терактов в Крыму, пожаловался в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на то, что ему принудительно присвоили российское гражданство. Об этом рассказала адвокат Кольченко Светлана Сидоркина. Ее подзащитный апеллирует к статье 8 Европейской конвенции о правах человека (см. врез).

Кольченко был арестован по подозрению в поджоге крымского офиса «Единой России» 17 мая 2014 г. и с тех пор находится в сизо «Лефортово». С точки зрения российских властей, он утратил гражданство Украины и был депортирован в Москву без соблюдения формальных процедур выдачи. Ему было отказано во встрече с украинским консулом, судить его будут как гражданина России, отбывать возможное наказание он также будет здесь. Кольченко оспаривает в ЕСПЧ свой арест и считает, что его признали россиянином незаконно: лишение властями одной страны гражданства другой противоречит и международному праву, и законодательству обеих стран, пишет он в жалобе. Заявитель также оспаривает порядок «автоматического» предоставления гражданства жителям Крыма: местное население поставили перед непростым выбором и отвели всего месяц на принятие решения о том, гражданами какой страны им быть. Этого было явно недостаточно, особенно если учесть, что присоединение Крыма к России было совершенно неожиданным, полагает Кольченко.

Право выбора

Ст. 8 Европейской конвенции гарантирует право на уважение к частной и семейной жизни. ЕСПЧ не раз подтверждал, что право получать или сохранять определенное гражданство включено в число гарантированных конвенцией, говорится в жалобе.

В январе этого года Киевский райсуд Симферополя отказал Кольченко в иске к УФМС о признании за ним права на украинское гражданство. По мнению суда, заявитель не подтвердил факт обязательного в таких случаях отказа от российского гражданства. В УФМС ссылались на заявление Кольченко о получении российского паспорта, который был изготовлен 26 мая 2014 г. Сидоркина говорит, что Кольченко не мог подать заявление о выдаче российского паспорта, так как находился под арестом. Это сделал его отец, воспользовавшись заранее подписанным бланком, но он не имел доверенности, и по закону ФМС не могла принимать от него документы. Следовательно, процедура предоставления Кольченко гражданства прошла с нарушением. Да и сам договор о вступлении Крыма в состав России, которым предусмотрен порядок получения крымчанами гражданства, нельзя рассматривать как договор, подпадающий под формулировку «международный», поскольку  Республика Крым на момент его заключения не обладала статусом иностранного государства.

В ФМС России не смогли оперативно прокомментировать ситуацию. Представитель УФМС по Республике Крым вчера не отвечал на звонки.

Адвокат Сенцова Дмитрий Динзе говорит, что его подзащитный тоже стал россиянином против своей воли и также пожаловался на свой арест в ЕСПЧ. Он не стал спорить по поводу гражданства с УФМС, а пожаловался на незаконные действия следствия в прокуратуру. Но там заявили, что все законно: договор о присоединении Крыма к России не устанавливает обязательного отказа от украинского гражданства при автоматическом приобретении российского гражданства. Но в связи с отсутствием между Украиной и Россией договора о двойном гражданстве такие лица рассматриваются российским законодательством исключительно в качестве российских граждан, говорится в ответе Генпрокуратуры на жалобу Сенцова.

Если ЕСПЧ признает, что получение российского гражданства в Крыму происходило с нарушением, он может потребовать принятия мер общего характера, ведь речь идет о нарушении прав большого количества людей, считает профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова. Но пока трудно судить, как это может отразиться на статусе жителей Крыма, добавляет она: подобных прецедентов до сих пор не было.