Статья опубликована в № 3850 от 11.06.2015 под заголовком: Депутаты перевернут сделку

За донос обвиняемому могут сократить срок приговора

Госдума по инициативе прокуратуры хочет изменить правила и условия сделки со следствием

  • Анастасия Корня

Группа депутатов Госдумы, в которую вошли председатель комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин и зампред комитета по безопасности Эрнест Валеев, внесла во вторник вечером в нижнюю палату законопроект, меняющий условия сделки со следствием. Если поправки будут приняты, появится возможность не выделять в отдельное производство материалы в отношении обвиняемых, заключивших такую сделку, а рассматривать их в общем процессе. Раздельное рассмотрение уголовных дел в отношении соучастников преступления нередко препятствует всесторонности и объективности судебного решения, пишут депутаты в пояснительной записке к законопроекту.

О необходимости менять порядок судопроизводства при заключении сделки со следствием еще в прошлом году заявил генпрокурор Юрий Чайка. Во всем цивилизованном мире вначале судят людей, на которых дал показания признавшийся человек, и только потом – самого этого человека, объяснял Чайка в ходе встречи с депутатами Госдумы. В России же система поставлена с ног на голову: судят человека, давшего признательные показания, создают преюдицию, а затем привлекают к ответственности тех, на кого даны показания, или вообще отказываются выступать в суде. Валеев говорит, что именно эта позиция стала отправной точкой в работе над законопроектом, который готовился в том числе с участием прокуратуры.

Пример из жизни

Один из самых известных примеров сделки со следствием – дело об организации массовых беспорядков на Болотной площади. Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев получили по 4,5 года колонии, а Константин Лебедев, заключивший сделку, был приговорен к 2,5 года и вскоре освободился по УДО.

По новым правилам принимать решение о том, в каком порядке будет рассматриваться дело, если в составе фигурантов есть лица, заключившие сделку со следствием, должен прокурор. Он же получит право проверять законность и обоснованность принятых следователем решений об отказе заключить такое соглашение – для этого у него появится право истребовать материалы расследуемого дела и проверки по сообщениям о преступлениях. Чтобы суд учел сделку, гособвинитель должен будет в ходе судебного заседания подтвердить содействие подсудимого следствию, а также разъяснить, в чем именно оно заключалось. Кроме того, приговор может быть пересмотрен, если впоследствии выяснится, что обвиняемый умышленно утаил от следствия важную информацию или солгал.

Авторы законопроекта также предлагают предусмотреть возможность заключения досудебного соглашения с подозреваемыми, которые готовы давать показания не только против своих соучастников, но и по поводу «иных преступлений, не связанных с деянием, за которое обвиняемый привлекается к уголовной ответственности».

Это очень правильное решение и оно давно назрело, говорит адвокат Владимир Жеребенков. Существующая система позволяет даже организатору преступления фактически выйти сухим из воды, оговорив соучастников: следователь не заинтересован в объективном расследовании, тут «кто первый признался – того и тапки», констатирует адвокат. Потом начинают разбираться – выясняется, что на самом деле все было совсем не так, но изменить принятое «в особом порядке» решение суда уже невозможно. В то же время идея учитывать показания по части «иных преступлений» явно лишняя, полагает Жеребенков. Если человек не является соучастником преступления, а просто что-то слышал, это уже не содействие следствию, а банальное стукачество и доносительство – вряд ли имеет смысл такие действия поощрять, предупреждает адвокат.

В идеале уже сам текст досудебного соглашения должен предусматривать определенные параметры будущей «льготы»: то, что наказание будет назначено условно или не может превышать половины от максимально возможного срока, рассуждает адвокат Вадим Кобзев. Сейчас такое соглашение фактически носит устный характер – обвиняемому могут пообещать что угодно, но по закону должны назначить не более двух третей максимального срока, а окончательное решение принимает судья, который может даже не знать о существовании какой-то договоренности.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать