Статья опубликована в № 3871 от 13.07.2015 под заголовком: Агентом может стать каждый

Любой олигархический благотворительный фонд может стать агентом

Все они в тех или иных размерах получают средства из-за рубежа
  • Елена Виноградова,
  • Роман Шлейнов,
  • Ринат Сагдиев

Мы считаем, что закон един для всех <...> финансирование из иностранной юрисдикции, каким бы оно ни было – счет, траст, компания и т. д., – в полной мере попадает под закон, о котором мы говорим», – объяснял министр юстиции Александр Коновалов включение благотворительного фонда «Династия» в реестр НКО – иностранных агентов. Представители фонда пытались возразить: учредитель фонда – основатель «Вымпелкома» Дмитрий Зимин перечислял «Династии» собственные, заработанные в России средства, которые хранил за границей. Но Минюст настаивал: средства пришли со счетов зарегистрированной на Бермудских островах Codan Trust Company Ltd. и были направлены фонду «Либеральная миссия», деятельность которого признали политической. А значит, есть оба условия для признания «Династии» иностранным агентом: деньги из-за границы и участие в политической деятельности.

Такая практика применения закона об НКО ставит под удар крупнейшие благотворительные фонды страны, принадлежащие бизнесменам или корпорациям, опасается директор Агентства социальной информации Елена Тополева-Солдунова. В силу разных причин учредители фондов и компании держат часть своих средств за рубежом, а значит, и в фонды деньги поступают из иностранных юрисдикций, объясняет она. У многих бизнесменов есть и иностранное гражданство.

Деньги из-за границы получали крупнейшие частные фонды страны, убедились «Ведомости», изучив отчетность организаций на сайте Минюста. А учитывая широкое толкование термина «политическая деятельность», ее можно при желании найти в работе любой организации, предупреждают эксперты.

Откуда границы

Фонд «Династия» оказался в числе лидеров по объему иностранных средств, направленных в 2014 г. в России на благотворительность. Как следует из его отчетности, из потраченных 553 млн руб. почти 98% фонд получил «от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц». Но, например, фонд основателя международной компании USM Holdings, бизнесмена Алишера Усманова, отчетность которого нашлась на сайте Минюста, – «За будущее фехтования» указал, что полностью финансировал свою деятельность за счет средств, полученных из-за границы, – около 449 млн руб. Так же как и Фонд Владимира Потанина, направивший на благотворительные программы в 2014 г. более 290 млн руб. (подробнее см. иллюстрацию). Потанин, возглавивший в этом году список богатейших россиян по версии Forbes, финансировал благотворительность из средств созданного в 2005 г. британского эндаумента.

Иностранные деньги получали даже те фонды, которые финансируются в основном из России. Например, в благотворительном фонде Олега Дерипаски «Вольное дело» из потраченных в прошлом году 433 млн руб. около 1,5% получено из-за границы. Иностранные средства шли на программы «Женское здоровье», «Возвращение» и «Духовное возрождение».

Иностранное финансирование, пусть и в небольшом объеме, в прошлом году получал даже фонд друга президента России Владимира Путина – бизнесмена Геннадия Тимченко. Фонд Тимченко (прежнее название – «Ладога»), учрежденный в 2010 г. создателем Volga Group и его женой Еленой, отчитался о потраченных в прошлом году 443 млн руб., из которых 1,8 млн пришлось на поступления из-за границы. У учредителей Фонда Тимченко швейцарское гражданство, указывает СПАРК. Гражданство у учредителей фонда – российское и финское, в СПАРК некорректные данные, уверяет представитель Volga group.

При этом в отчете Фонда Тимченко за 2013 г. упоминается об участии организации «в формировании государственной политики и лоббировании». Фонд инициировал работу по созданию Национальной стратегии по старению, сотрудничает с администрацией Ленинградской области в сфере реформирования практики социального сиротства, его сотрудники входят в наблюдательные советы и комиссии при федеральных структурах и органах управления, указано в отчете.

Кого не возьмут в агенты

Изначально предполагалось, что закон об иностранных агентах будет распространяться на все некоммерческие организации, в том числе религиозные, напоминает адвокат ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев. Но религиозные организации не вошли в список тех, кого можно назвать иностранным агентом, а ведь у РПЦ есть поступления из-за рубежа и они очень часто высказываются в том числе по политическим вопросам, считает он. Не могут быть признаны иностранными агентами и объединения работодателей, хотя с точки зрения закона они не отличаются от профсоюзов, которые подпадают под действие закона. Еще одно исключение – некоммерческие организации, созданные при участии государства. Даже если они получают иностранное финансирование и занимаются политической деятельностью, в реестр иностранных агентов их не включат.

Фонд Тимченко ранее сообщал, что консолидировал свою программную деятельность со швейцарским благотворительным фондом, также созданным бизнесменом, – Fondation Neva и благотворительным фондом «Ключ» из Ленинградской области, который учрежден нефтетрейдером «Сургутэкс» и гражданином Швеции, знакомым Тимченко, Владимиром Пинчуком.

Жертвователи под вопросом

Крупные фонды, тратящие не собственные, а привлеченные средства, также получают заграничные деньги. Например, Центр национальной славы и Фонд Андрея Первозванного сообщили Минюсту, что получили в 2014 г. из иностранных источников 5,4 млн и 11,8 млн руб. соответственно.

Эти фонды получают средства от фондов целевого капитала, учрежденных президентом РЖД Владимиром Якуниным. В 2013 г. он создал фонд «Истоки», получающий, как указано на его сайте, средства не только от связанных с РЖД «Абсолют банка» и «Трансконтейнера», но также от Evraz и строительной компании «УСК мост» (полностью принадлежит кипрской SK Most Holding). В том же году в Швейцарии Якунин зарегистрировал еще два фонда: Foundation for Support of Historical and Cultural Studies – «с целью поддержки исследований и образовательных программ в сфере международных отношений для обучения и развития молодежи на основе традиционных ценностей, в том числе христианских» и Endowment for St Andrew – для финансирования Фонда Андрея Первозванного. «Истоки» сообщили, что в 2014 г. потратили 30 млн руб., поступивших из-за границы.

Фонды созданы для привлечения средств за рубежом и Женева не случайно выбрана для их регистрации, объяснял ранее «Ведомостям» представитель эндаументов. Здесь благоприятный налоговый климат для эндаумент-фондов и развитое законодательство в этой сфере. На пожертвования в эндаументы в Швейцарии есть налоговый вычет и для юридических лиц, так как в России пока только для физических.

Даже у помогающего тяжелобольным детям фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и Дины Корзун есть иностранное финансирование: в 2014 г. он получил более 1 млрд руб. от российских граждан и организаций и около 24 млн руб. – от иностранных. Представитель фонда не стал комментировать ситуацию. Но близкий к «Подари жизнь» человек сообщил, что часть иностранного финансирования – тоже деньги российских компаний и жертвователей-россиян.

У крупнейшего по объему собранных средств «Русфонда» соотношение было такое: 1,4 млрд руб. потраченных на благотворительность средств он получил от российских компаний и граждан, а 17,2 млн руб. – от иностранных.

Кто боится агента

Представители фондов, созданных бизнесменами, считают: cтатус иностранного агента им не грозит. Представитель Романа Абрамовича Джон Манн сказал «Ведомостям», что к фондам Абрамовича претензий не возникало, поскольку они не занимаются политической деятельностью. Фонды Абрамовича «Полюс надежды» и «Национальная академия футбола» за 2014 г., судя по их отчету, тратили только российские средства, отчетность других фондов «Ведомостям» найти на сайте Минюста не удалось.

Программы фонда Якунина «Истоки» направлены в первую очередь на защиту материнства и детства, что не является политической деятельностью, поэтому фонд не может быть признан иностранным агентом, сообщил представитель «Истоков».

«Мы ежегодно сдаем отчеты в Минюст, и по ним никогда не возникало вопросов», – рассказала «Ведомостям» директор Фонда Потанина Оксана Орачева.

Тем не менее, судя по всему, частные благотворители стараются сократить объем иностранных поступлений в свои фонды.

Потанин на прошлой неделе объявил в интервью ТАСС о намерении перерегистрировать в России британский эндаумент и увеличить объем отчислений на благотворительность более чем в три раза до 1 млрд руб. в год. Создание эндаумента в России – это еще один шаг по развитию инфраструктуры для реализации объявленного Потаниным еще в 2010 г. решения отдать большую часть капиталов на благотворительность, напоминает Орачева.

У «Вольного дела» в 2013 г. объем иностранных средств был почти в пять раз больше, чем в прошлом году, а Фонд Тимченко и вовсе за год сократил иностранное финансирование в 159 раз. В 2013 г. фонд потратил 286 млн руб., поступивших из-за границы, и 32 млн – из России.

Из-за кризиса расходы на благотворительность и так сокращаются, а ситуация с «Династией» стала дополнительным отрицательным моральным фактором для крупных благотворителей, опасается исполнительный секретарь «Форума доноров» Наталья Каминарская. Действительно, кое-кто из бизнесменов стал тратить меньше. Например, расходы фонда Усманова по развитию фехтования в 2013 г. были почти в три раза больше, чем в 2014 г. А швейцарский благотворительный фонд Сулеймана Керимова, судя по его данным, в 2014 г. вообще не выдавал гранты российским проектам, тогда как в 2013 г. он выделил на гранты 55 млн швейцарских франков.

За что боятся агента

Если организация занимается помощью детям, пожилым людям или охраной окружающей среды – это не значит, что в ее действиях нельзя найти политики, беспокоятся эксперты.

Проблема законодательства в том, что термин «политическая деятельность» может быть применен к кому угодно, говорит адвокат ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев. В законе об НКО признаки политической деятельности сформулированы очень абстрактно: добиваться изменения политики государства или воздействовать на общественное мнение, объясняет член совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский. Исходя из этой формулировки, прокуратура и суды признавали политической деятельностью, например, такие действия, как открытие сайта, сбор подписей под протестом против весенней охоты, участие в работе судов и даже участие в заседании совета по правам человека, перечисляет он. Политической деятельностью можно признать выпуск книг, брошюр, проведение семинаров и т. д., т. е. открывается «широкое поле для произвола», считает Шаблинский.

«Мы надеялись, что Конституционный суд уделит внимание расплывчатой формулировке «политическая деятельность», и обращали его внимание на эту проблему. К сожалению, этого не произошло», – сожалеет Шаблинский.

Произошло то, чего все опасались: закон позволяет объявить иностранным агентом любую непонравившуюся НКО, что и происходит в регионах, для этого даже не нужно, чтобы она получала иностранные деньги, достаточно, если у нее будет имущество, полученное от иностранных организаций, – например, старая оргтехника, говорит Тополева-Солдунова. Благотворительные фонды с точки зрения закона ничем не отличаются от других НКО и теоретически могут получить такие же претензии. Это очень нервирует представителей таких фондов, знает она: «Получается, никто не может быть спокоен за свое будущее».

«Иностранным агентом, конечно, никто не хочет быть», – признался «Ведомостям» менеджер одного из крупных фондов. Почему?

Сам смысл термина оскорбительный, подразумевающий, что организация действует, выполняя заказ некоего иностранного лица, называет Ахметгалиев главную причину. В процессе обсуждения законопроекта было предложение – если государству нужен реестр получателей иностранных средств, использовать для него термин «НКО, получающие иностранное финансирование», в котором ничего оскорбительного нет, но этот нейтральный вариант не прошел.

Организацию, признанную иностранным агентом, власти могут чаще внепланово проверять, кроме того, к ней предъявляются более жесткие требования по отчетности, а за уклонение от предоставления документов предусмотрена более жесткая ответственность вплоть до уголовной, рассказывает Ахметгалиев. Но в будущем к этому легко можно добавить и другие ограничения в законодательной и правоприменительной практике, предупреждает он.

«Наверное, этот закон, как и любой новый закон, нуждается в прояснении. Поэтому, как участники благотворительного сектора, мы считаем важной совместную работу в этом направлении всех заинтересованных сторон в наиболее конструктивном формате», – говорит представитель Фонда Тимченко.

«Этот закон не для всех, и, например, к организациям Якунина и Тимченко он никогда применяться не будет, поскольку они близкие к власти люди», – полагает Шаблинский.

Пресс-служба Минюста сообщила «Ведомостям», что министерство проводит проверки по утвержденным планам. Ни одного из упомянутых фондов, кроме «Династии» и «Либеральной миссии», в планах проверок на 2015 г. «Ведомостям» найти не удалось.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать