Статья опубликована в № 3873 от 15.07.2015 под заголовком: Конституционный суд решил в свою пользу

Конституционный суд объяснил, как можно не выполнять решения ЕСПЧ

Решения Европейского суда по правам человека можно не исполнять, если они противоречат Конституции, но лишь с санкции КС

Конституционный суд рассмотрел запрос 93 депутатов Госдумы и позволил не исполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), если они противоречат Конституции. Депутаты обратились в Конституционный суд, потому что не были согласны с двумя решениями ЕСПЧ: взыскать в пользу бывших акционеров ЮКОСа 1,8 млрд евро и предоставить право голоса заключенным. Чтобы не исполнять решение ЕСПЧ, нужно получить санкцию Конституционного суда, постановил суд.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции, говорится в решении суда. Но если ЕСПЧ даст трактовку конвенции, противоречащую Конституции, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования решению ЕСПЧ, объясняет Конституционный суд.

«Мы говорим о конфликте толкования, а не о конфликте конвенции и Конституции», – заявил судья – докладчик по делу Сергей Маврин и сообщил, что решение опирается на практику конституционных судов Германии, Австрии, Италии и Верховного суда Великобритании: у них были те же проблемы и преодолевали они их так же, как сейчас Конституционный суд. В Великобритании внутренний закон как раз имеет приоритет над внешним, как и отмечает Конституционный суд, но он фундаментальнее и древнее, чем любой другой, объясняет адвокат «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов.

О приоритете национального толкования норм конвенции Конституционный суд заявил в 2013 г. – когда в постановлении по запросу Ленинградского окружного военного суда разрешил судам сверять позицию ЕСПЧ с собственной, если те заподозрят, что исполнение требований ЕСПЧ идет вразрез с Конституцией. Но тогда речь шла лишь о проверке конкретных решений по конкретным делам, ни до одного в следующие два года дело не дошло.

Как следует из вчерашнего решения, запрос в Конституционный суд вправе подать государственные органы, обеспечивающие исполнение Россией международных договоров, если они придут к выводу, что меры общего или частного характера невозможны. Сейчас это могут президент или правительство, считает Маврин, но может появиться и специальный механизм рассмотрения таких коллизий.

Представитель Госдумы в Конституционном суде Дмитрий Вяткин не готов обсуждать детали: подготовка законодательных инициатив во исполнение решений суда – прерогатива Минюста. Понадобится вносить изменения в закон о Конституционном суде либо в ст. 125 Конституции, полагает Вяткин.

Решение Конституционного суда подтверждает конституционность ратификации Россией конвенции по правам человека, а следовательно, и обязательность для нее решений Страсбургского суда, передал через представителя генсек Совета Европы Турбьорн Ягланд: предусмотренная судом возможность исключения из общего правила порождает вопросы, они будут проанализированы и станут предметом консультаций с Россией.

Вопрос о выплате Россией бывшим акционерам ЮКОСа перед Конституционным судом никто не ставил, сообщил Маврин, но он может быть рассмотрен, если власти обратятся с таким запросом.

Руководитель аппарата уполномоченного от России в ЕСПЧ Андрей Федоров говорит, что в Мин­юсте внимательно изучат постановление Конституционного суда. Он не смог сказать, какими будут действия министерства, связанные с решением ЕСПЧ по делу ЮКОСа.

Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев отмечает резкий поворот в риторике Конституционного суда: если в постановлении по запросу Ленинградского окружного военного суда говорилось скорее о поиске возможности исполнить решение ЕСПЧ, не нарушая требований Конституции, то сейчас прямо декларируется возможность не исполнять решения ЕСПЧ. Апелляция к зарубежному опыту – не совсем честный прием, уверен юрист: в большинстве стран споры об исполнении решений ЕСПЧ урегулировали, не доводя до прямого неповиновения, за исключением Великобритании, которая продолжает упорствовать. Кроме того, у многих государств Европы в отличие от России нет приоритета международных соглашений над национальным законом: в Австрии у них равный статус, в Германии европейская конвенция имеет статус федерального закона, во Франции у нее приоритет над законом, но не над конституцией.

Это очень взвешенное решение, ничего другого Конституционный суд сказать не мог, говорит профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова: противоречия между решениями ЕСПЧ и Конституцией возникают, по этому пути прошли многие страны и везде это приводило к дискуссии. Конституционный суд замкнул дискуссию на себя и теперь очень важно, как будут разрешаться спорные вопросы, очень плохо, если, отвечая на них, Конституционный суд будет рассуждать о вмешательстве во внутренние дела и политической целесообразности, предупреждает Лукьянова.