Статья опубликована в № 3944 от 22.10.2015 под заголовком: Принуждение вместо колонии

Депутаты и правоохранители предлагают снизить сроки за наркопреступления для наркоманов

Их надо чаще приговаривать к эффективному лечению

В Госдуме проанализировали правоприменение ст. 82.1 Уголовного кодекса «Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией» – сейчас под нее подпадают обвиняемые по статьям за незаконное приобретение, хранение, перевозку и изготовление наркотических веществ, – а также установили, что она почти не применяется. Принятая в 2011 г. статья позволяет наркозависимым сделать выбор между принудительным лечением в реабилитационном центре и наказанием в колонии. Но за 2014 г. только 89 осужденным суды предоставили отсрочку от наказания до окончания лечения от наркомании. Для борьбы с наркоманией сегодня необходимо более активное внедрение в правоприменительную практику поправок в Уголовный кодекс, подчеркнул на заседании «Комфортной правовой среды» единороссов ее соруководитель Рафаэль Марданшин. «Возраст наркозависимых постоянно снижается. По сути, сегодня суды имеют дело с детьми, чье мировоззрение до конца еще не сформировано. Его еще возможно изменить», – отметил депутат. Самое время дать поручение Верховному суду аккумулировать этот опыт, согласился Владимир Плигин («Единая Россия»). Депутат предложил создать рабочую группу по вопросам улучшения законодательства в сфере реабилитации наркозависимых. Представитель ФСКН согласился с идеей шире распространить практику применения принудительного лечения и предложил для этого снизить санкции по ч. 2 ст. 228 (незаконное приобретение, хранение, изготовление наркотиков в особо крупных размерах), исключив из статьи особо тяжкие преступления и распространив на них принудительное лечение (сейчас под него подпадают только осужденные по ст. 228 ч. 1, 231 ч. 1 и 233. – см. врез): «Количество лиц, попадающих под лечение, возрастет на 200–300%». Представитель Верховного суда тоже был согласен с расширением подсудности статьи о принудительном лечении.

За что положено лечение

Принудительное лечение вместо заключения возможно за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном (но не крупном и не особо крупном) размере, культивирование наркосодержащих растений и выписку рецептов.

«Суды часто возлагают обязанность пройти курс лечения, но под этим обычно понимается детоксикационная терапия в условиях стационара – три дня там полежал, ломку снял, предписание суда формально выполнил, но наркоманом от этого быть не перестал», – объясняет председатель некоммерческого фонда «Здоровая страна» Дмитрий Валюков. Есть еще ряд статей, не упомянутых в законе, под которые обвиняемые могут подпадать косвенно. Так, по данным МВД, 2/3 всех краж и грабежей совершаются наркозависимыми, говорит специалист. Суды должны направлять на лечение и полный курс реабилитации, иначе ничего не получится. «Наши сотрудники принимают участие в рейдах ФСИН и часто сталкиваются с ситуацией, когда анализы условно осужденного за наркопреступление показывают, что он снова в употреблении. При этом лечение он вроде как прошел», – подчеркивает Валюков. Реабилитация – это социализация и возврат людей в общество, неэффективная работа судов говорит о дилетантском подходе и недоработках Минздрава и ФСКН, считает руководитель проекта «Трезвая Россия», член Общественной палаты Султан Хамзаев. «У нас нет профессиональных критериев отбора фондов, которые должны проводить реабилитацию. Ею занимаются все кому не лень, а Минздрав делает вид, что проблемы нет», – говорит Хамзаев. Обсуждение этой проблемы – положительная тенденция, вся статистика последних лет говорит о том, что тюрьмы переполнены, отмечает председатель правления Национального антинаркотического союза Никита Лушников. «Фондов достаточно, но о них никто не знает – и адвокаты, и суды должны больше говорить о возможности реабилитации», – считает он.