Статья опубликована в № 3955 от 09.11.2015 под заголовком: Одной тайной меньше

Депутаты предлагают смягчить запрет на разглашение медицинской тайны

Эту информацию вправе получить близкие родственники умершего, считают в Госдуме

  • Ольга Чуракова

Депутаты Госдумы предлагают отменить запрет на разглашение медицинской тайны для родственников и наследников умерших людей – такие поправки в закон об охране здоровья во вторник внесут в Думу единороссы Салия Мурзабаева и координатор партийного проекта «Комфортная правовая среда» Рафаэль Марданшин. Сейчас эта информация может быть предоставлена лишь по запросу уполномоченных органов (например, правоохранительных) или по требованию близких, но только если пациент при жизни дал письменное согласие. Практика же показывает, что суды отказывают в предоставлении этих данных как наследникам, так и лицам с доверенностью, сказано в пояснительной записке. Авторы также ссылаются на Конституционный суд, который в июне указал, что родственники, считающие, что в отношении умершего совершено преступление, вправе обратиться в правоохранительные органы и в суд с иском о возмещении ущерба от некачественного или несвоевременного лечения.

Если человек не заполнил особую форму, то информация о его заболеваниях и проведенных процедурах после смерти становится недостижимой, а прижизненная доверенность перестает действовать со смертью человека, объясняет Марданшин, а ведь речь может идти о выявлении врачебной ошибки или «о ребенке, который может и не подозревать о генетическом заболевании отца или матери». «Мы предлагаем презумпцию согласия на разглашение медицинской тайны близким родственникам и наследникам», – добавляет соруководитель «Среды» Игорь Судец: те, кто хочет скрыть эти данные от близких, смогут написать заявление. «Сейчас получить эту информацию могут только правоохранительные органы, но их не всегда возможно убедить в необходимости такого запроса», – говорит Судец.

Нельзя забывать и о другой охраняемой законом тайне – усыновления, считает Екатерина Шестакова из юридической фирмы ЮСТ: «Если ребенок не знает, что усыновлен, но узнает о генетическом заболевании умершего усыновителя, то будет введен в заблуждение о своей предрасположенности к такой болезни». Поэтому вводить абсолютную презумпцию разглашения врачебной тайны всем родственникам умершего, вероятно, нецелесообразно – нужно тщательно продумать возможные последствия, говорит она. На практике эта проблема встречается редко и больше связана с этической стороной: родственники не поднимают вопрос об истории болезни, так как человека уже не вернуть, считает управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров. В России очень точечно и в целом недостаточно урегулированы вопросы, находящиеся на стыке медицины и права, – например, об изъятии органов погибшего для трансплантации или о согласии родственников на вскрытие, полагает адвокат: «Этот шаг должен привести к повышению прозрачности оказания медицинской услуги, а следовательно, и к повышению ее качества».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать