Статья опубликована в № 3966 от 24.11.2015 под заголовком: Вернуть конфискацию

Депутаты предлагают вернуть конфискацию

Изъятия только преступно нажитого имущества недостаточно для борьбы с коррупцией, поясняют в Думе

  • Ольга Чуракова,
  • Анастасия Корня

Внесенный в понедельник в Думу законопроект Вадима Соловьева (КПРФ) вводит конфискацию всего либо части личного имущества преступника (кроме самого необходимого) в доход государства в качестве меры наказания, как это было до 2003 г. Эту меру предлагается применять в качестве дополнительного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные с корыстным мотивом, оно может быть назначено судом в строго определенных случаях.

Коммунисты считают, что это поможет противодействовать коррупции (см. врез). «Когда отменили конфискацию, допустили большую ошибку, посчитав, что нужно конфисковывать только то, что нажито преступным путем. По делу экс-губернатора Хорошавина изъяли миллиард, но взятку ему вменяют только в размере 25 млн руб., а значит, остаток вернут, – объясняет Соловьев. – Закон нужен, чтобы бороться с коррупционерами, они выходят по УДО через пару лет и остаются с нажитым имуществом». По мнению Соловьева, предложение соответствует духу времени, потому что «в стране сейчас нет денег на выплаты пенсий, поэтому идею поддерживают и многие судьи, и Следственный комитет».

Нечего забирать

Анализ практики продемонстрировал, что низкие показатели объема обращаемого в доход государства имущества обусловлены тем, что оно передается от осужденного другому лицу или организации, считает автор поправок.

В 2006 г. в уголовное законодательство вернули конфискацию, но в очень усеченном виде, напоминает юрист КПРФ Алексей Синицын: «Эффективность ее применения невысока – имущество переоформляется на третьих лиц, а доказать, что они знали о преступном характере его происхождения, очень сложно». Инициатива КПРФ разработана вместе со Следственным комитетом и в редакции учтены все предыдущие замечания правительства к похожим законопроектам, говорит Синицын. Законопроект разработан при участии Следственного комитета, подтвердил «Ведомостям» инспектор СКР Георгий Смирнов. «Эта инициатива созвучна предложениям, которые ранее оглашал председатель СКР Александр Бастрыкин, и, по моему мнению, в настоящее время сложилась наиболее благоприятная социально-экономическая обстановка для введения такой меры», – говорит Смирнов. В 2013 г. законопроект о ратификации 20-й статьи Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, предполагающий в том числе и возврат конфискации, вносили единороссы Борис Резник и Сергей Тен, но он был отозван. «Были негативные отзывы правительства, идею просто угробили, и никто ее не поддержал», – поясняет Резник.

«Учитывая состояние современного российского правосудия – обвинительный уклон, потворствование следствию, желание пополнить бюджет за счет граждан и бизнеса, – введение конфискации может усилить недовольство на фоне сильного недоверия граждан к судебной системе», – полагает адвокат «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. Нужно создать независимые суды и только потом решать вопрос о конфискации, уверен он. Исключение конфискации вызвало волну протестов в юридической среде, возражает юрист «Яковлев и партнеры» Анастасия Рагулина. По мнению противников исключения этой меры, конфискация позволяла изъять имущество, полученное в результате всей преступной деятельности лица, в то время как существующая специальная конфискация позволяет изъять лишь имущество, полученное в результате конкретного преступления. «Это позволило легализовать доходы, полученные преступным путем. Например, если совершить 101 кражу, но выявлена только последняя, раньше суд мог изъять имущество, полученное в результате всех преступлений, а теперь – только полученное в результате последней кражи», – говорит Рагулина. «Конфискация имущества – мера, необходимая в целом обществу», – заключает она. Раз сейчас конфискация не работает, надо добиваться, чтобы она работала, а не вносить новые проекты, считает член комитета по уголовному законодательству единоросс Рафаэль Марданшин, добавляя, что едва ли инициативу поддержат в комитете.