Статья опубликована в № 3970 от 30.11.2015 под заголовком: Великая и могучая

Россияне считают свою страну великой державой, но хотят жить, «как на Западе»

Одним из главных признаков державности стала военная мощь

Почти две трети россиян считают свою страну великой державой, выяснили социологи «Левада-центра» – 16 лет назад таких было всего 31% (см. график). Главными признаками великодержавности респонденты считают высокое благосостояние граждан и экономический потенциал, при этом с 1999 г. резко увеличилось (с 30 до 51%) число тех, кто относит к таким признакам военную мощь и наличие ядерного оружия. А вот «уважение других стран», напротив, для великой державы уже не столь необходимо: в 1999 г. этот ответ выбирали 35% опрошенных, сейчас – лишь 20%. Вместе с тем более трети россиян (36%) хотели бы видеть нашу страну в будущем «такой, как развитые страны Запада», и это по-прежнему самый популярный ответ.

Люди начинают считать Россию великой державой, когда, по их мнению, власть достойно решает проблемы и отвечает на вызовы, и это ощущение спадает, когда страна не справляется с проблемами, говорит замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Самый низкий показатель был в 1999 г., потом он вырос в связи с успешной операцией в Чечне, но после монетизации льгот снова снизился – все-таки благосостояние остается основным признаком великодержавности». По словам социолога, экономические причины оказывают сильное влияние лишь на фоне редких событий, а вот любые обострения международной обстановки дают быстрый отклик в настроениях людей. Что же касается мнений о движении по западной модели, то в данном случае не было самого популярного у респондентов ответа «Россия должна идти своим путем», подчеркивает Гражданкин: «Поэтому этими настроениями легко манипулировать, выдвигая идею суверенной демократии, особого российского пути».

Власть создает некоторый образ страны, а потом пытается ему соответствовать, считает политолог Дмитрий Орешкин: «Но есть сложное отношение между исторической траекторией страны и сиюминутными интенциями: у нас традиционно милитарное и бинарное мышление – что есть «мы», а есть «враги». Власть использует эти шаблоны для мобилизации поддержки, и сама она тоже действует в соответствии с этими шаблонами. Разговор, что это все пропаганда, верен только в том плане, что некоторые политические шаги, такие как ввод войск в Сирию, – это тоже часть пропаганды». Путин вынужден соответствовать ожиданиям, которые сам создает, говорит эксперт: «Это проблема, которая ведет к когнитивному диссонансу: он вроде бы показал себя сильным лидером, защитником русского народа на Украине, но если посмотреть отстраненно, то он все проиграл: Украина ушла к Западу, Крым с большим трудом переживает условия нового быта, Донбасс в беде. Внедряется новая-старая система ценностей, которая сильно упрощает картинку мира: сильная страна – та, которая может разбомбить соседей, но не та, которая создает образец развития».