Статья опубликована в № 3986 от 22.12.2015 под заголовком: Пророссийский мир

Президент России стал восьмым в рейтинге популярности мировых лидеров

Симпатии к Владимиру Путину не приносят России никаких дивидендов, считает эксперт
  • Петр Козлов,
  • Нина Ильина

Самым популярным мировым лидером является Барак Обама – президента США положительно оценивает 59% опрошенных, отрицательно – лишь 29%. Второе и третье места занимают канцлер ФРГ Ангела Меркель и британский премьер Дэвид Кэмерон. Таковы публикуемые во вторник результаты глобального опроса Gallup International, в котором приняло участие почти 64 000 человек в 65 странах мира. Владимиру Путину симпатизирует треть респондентов, а 43% заявили о неблагоприятном отношении к российскому президенту. В индексе симпатий (разница между положительными и отрицательными оценками) ниже Путина из 10 глав государств, отношение к которым выясняли социологи (см. врез), оказались лишь руководители Саудовской Аравии и Ирана.

Симпатии к двум ведущим мировым лидерам фактически показали полярность мира, отмечают социологи: Обаму поддерживают Европа, обе Америки, Восточная Азия, а Путину симпатизируют страны Центральной Евразии и Южно-Азиатский регион. В то же время Путин – один из немногих лидеров, поддержка которого в его стране выше, чем в мире в целом (см. карту).

На симпатии респондентов оказали влияние несколько факторов, поясняет вице-президент Gallup International Андрей Милехин: «Отдавая предпочтение конкретному политическому лидеру, граждане выражают отношение не только и не столько к конкретному человеку, а скорее к политической системе, стилю лидерства, системе ценностей и мировоззрению в целом». На формирование отношения влияют как объективные факторы – соседство, история, вероисповедание, – так и эмоциональные, подчеркивает эксперт: проводимая в стране политика и СМИ формируют определенный образ. Если СМИ в стране разновекторные, то результаты могут быть неожиданные – например, Франсуа Олланд занял в рейтинге четвертое место, но сами французы оценили его отрицательно (индекс симпатии -47%). При этом ярких лидеров в мире не так много, считает Милехин: «Настоящих мировых лидеров по пальцам пересчитать, их четыре-пять, а строго говоря, соревнование сводится к Обаме и Путину. Здесь сказывается и противостояние в прошлом, и отношения США с Россией в последнюю четверть века, и длительность нахождения у власти».

Кого оценивали

Участникам опроса было предложено высказать свое отношение к руководителям США, Германии, Великобритании, Франции, России, Китая, Индии, Бразилии, Саудовской Аравии и Ирана.

У Путина в мире есть две серьезные группы поддержки, полагает политолог Алексей Макаркин: «За пределами западного мира это ненавистники Запада и «золотого миллиарда», антиглобалисты. Они обижены бывшими колонистами, для них это травма, и Путин стал лидером, «который вмазал Америке», как они говорят». В некоторых странах – например, на Ближнем Востоке и в Афганистане – недовольны присутствием американцев, которые «бомбят свадьбы». Вторая группа – это западные консерваторы, которые чувствуют себя дома некомфортно из-за меняющихся ценностей и больше не ощущают себя большинством, продолжает эксперт: на этом фоне Путин, которого поддерживает большинство населения и который придерживается традиционных ценностей, «становится для них отрадой». Однако эти симпатии не приносят России никаких политических дивидендов, подчеркивает Макаркин: «Симпатии населения не оформляются в запрос и не трансформируются в принятие политических решений. В итоге решает элита, которая понимает, что Россия не всегда помощник. Например, в Сербии, где отношение к России положительное, элита планирует вступление в ЕС и во многих вопросах не занимает пророссийскую позицию или воздерживается». Технологизировать симпатии к себе России пока не удается, для этого нужны мощный организационный ресурс, идеология и воля, которых у страны сейчас нет, поэтому «от таких опросов мы можем получить только моральное удовлетворение», резюмирует эксперт.

«В мое время к подобным исследованиям в МИДе относились, можно сказать, с любопытством, но все же не воспринимали их серьезно в работе», – признается отставной высокопоставленный дипломат. Нет уверенности в их полной объективности, объясняет он: «По приоритетным для нас направлениям у нас самих хватало серьезной аналитики, а по периферийным тем более в подобных исследованиях не было необходимости». «Я буду удивлен, если российские ведомства, курирующие внешнеполитическое направление, как-то оперативно реагируют на подобные исследования, даже если речь идет о такой уважаемой компании, как Gallup», – согласен гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. По его мнению, к таким исследованиям могут быть вопросы с точки зрения объективности, формулировки вопросов и т. д., но «учитывать их стоит».