Статья опубликована в № 4004 от 29.01.2016 под заголовком: Агенты навсегда

Бывшие «иностранные агенты» не могут вырваться из реестра Минюста

Мешающий им это сделать ведомственный приказ обжалован в Верховном суде
  • Елена Мухаметшина

Костромской центр поддержки общественных инициатив обжаловал в Верховном суде (ВС) приказ Минюста о порядке ведения реестра некоммерческих организаций (НКО), выполняющих функции иностранного агента. Костромичи считают, что существующий порядок нарушает закон об НКО.

Первоначально закон об иностранных агентах вообще не предусматривал возможность выхода из реестра, она появилась лишь спустя три года (см. врез). Но изменения в соответствующий приказ Минюста внесены не были, говорится в исковом заявлении (есть у «Ведомостей»). Поэтому костромской центр, исключенный из реестра агентов в июне 2015 г., продолжает там числиться – просто в отдельной графе появились дата и причина исключения из реестра. Организация просила Минюст полностью исключить запись о ней из реестра, но ответа не получила.

Правила выхода

Согласно поправкам, принятым в марте 2015 г., НКО исключается из реестра иностранных агентов, если в течение года не получала деньги из иностранных источников и/или не участвовала в политической деятельности.

Теперь заявители требуют, чтобы ВС признал приказ противоречащим законодательству, рассказал адвокат Андрей Лепехин: «В законе говорится, что НКО могут быть исключены из реестра, а приказ, который регламентирует его ведение, не предусматривает исключения – т. е. нет механизма исполнения закона, а значит, фактически он не исполняется». Как указал Конституционный суд, реестр направлен на информирование граждан о том, что НКО занимается политической деятельностью и у нее есть иностранное финансирование, напоминает адвокат Рамиль Ахметгалиев. Если же НКО перестала быть агентом, то цель информирования, а значит, и сохранения сведений об НКО в реестре в открытом доступе должна отпасть. «Государство должно минимизировать свое участие в гражданском обществе, вести поменьше реестров и черных списков, а таким образом они оставляют клеймо иностранного агента даже на том, кто им не является», – недоумевает Ахметгалиев. По его словам, Минюст убирал на несколько дней из реестра информацию о вышедших из него НКО и создал реестр исключенных организаций, но почти сразу вернул реестр в первоначальном виде. «Даже погашенная судимость не отражается в публичном пространстве, а это клеймо остается», – добавляет руководитель костромского центра Николай Сорокин.

Центр «Грани» тоже направил письмо в Минюст об исключении записи о нем из реестра, говорит руководитель центра Светлана Маковецкая, и в зависимости от ответа ведомства они будут принимать решение об обращении в суд. Включение в реестр наносит ущерб деловой репутации, «хотя мы и не смогли доказать этого в суде», подчеркивает Маковецкая: «К таким организациям настороженное отношение у чиновников и населения. Реальные издержки, которые несет организация, оказавшаяся в реестре, пока не оценены ни сообществом, ни регулятором». Правозащитник Лев Пономарев, чье движение «За права человека» тоже исключили из числа агентов, признается, что не задумывался о физическом удалении записи из реестра. А пресс-секретарь «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Александр Передрук не видит перспектив в обжаловании: «Российские суды не видят проблемы в ярлыке «иностранный агент», а запись на сайте ведомства не возлагает на НКО каких-то обязанностей».

Минюст сообщил «Ведомостям», что процедура исключения из реестра в полной мере урегулирована законом об НКО, а дублирование норм закона в приказе нецелесообразно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать