Статья опубликована в № 4012 от 10.02.2016 под заголовком: Скамья станет короче

Верховный суд предложил уполовинить коллегии присяжных

И разрешить им рассматривать дела об убийствах без отягчающих обстоятельств

Верховный суд считает возможным передать в компетенцию суда присяжных дела о бытовых убийствах и тяжких телесных повреждениях, повлекших смерть (ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса). Для этого в судах районного уровня должны появиться усеченные коллегии в составе шести заседателей, сообщил зампред Верховного суда Владимир Давыдов на конференции, посвященной перспективам реформирования суда присяжных. Сейчас суды присяжных есть лишь в судах областного звена, и они рассматривают только дела, по которым обвиняемым грозит смертная казнь или пожизненное заключение (в общей сложности около 300 в год).

Споры по поводу предстоящей реформы суда присяжных ведутся уже год: Верховный суд настаивает на сокращении числа присяжных и присутствии судьи в совещательной комнате, Совет по правам человека (СПЧ) при президенте категорически против таких нововведений. Но теперь судьи апеллируют к позиции президента, который одобрил идею сокращения количества присяжных до 5–7 человек, но при этом высказался за сохранение ими автономии.

Сроки поручения

Представить предложения об увеличении числа подсудных составов и сокращении количества заседателей администрация президента и Верховный суд должны к 15 марта, следует из поручения президента.

Расширение компетенции присяжных должно проходить без изменения сложившейся системы подсудности, которая Верховный суд полностью устраивает, дал понять Давыдов. «Первая инстанция в областных судах – советский анахронизм, во всем мире даже самые серьезные дела рассматривают районные суды и вполне справляются», – заявил он. Следовательно, суды присяжных нужно вводить на районном уровне, пусть и в усеченном составе, это обойдется в 12 млрд руб. одномоментно и еще 300 млн руб. потребуется тратить на присяжных ежегодно, подсчитали в Верховном суде. Но если государство пойдет на реализацию такой идеи, это будет настоящий прорыв, уверен Давыдов. По его словам, введение в компетенцию присяжных двух новых статей (по ним слушается в общей сложности около 15 000 дел в год) не увеличит принципиально количество рассматриваемых ими дел. Но в перспективе подведомственность суда присяжных можно будет расширять, включив в нее, например, дела о преступлениях в сфере экономики.

Правозащитники настаивают на сохранении суда присяжных в его нынешней форме хотя бы на областном уровне. «Нужно обсуждать не реформирование суда присяжных, а спасение суда присяжных», – утверждает член СПЧ Сергей Пашин. По его мнению, Верховный суд озабочен прежде всего объемом предстоящей ему работы: чем меньше дел в областном суде, тем меньше апелляционная подсудность Верховного суда, считает Пашин.

«Нам больше нравится 12 присяжных, чем 6 или 8, но, если не удастся сохранить суд присяжных в его нынешнем виде, необходимо хотя бы предусмотреть, чтобы решение принималось не простым, а квалифицированным большинством голосов», – предлагает президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко. По его словам, ФПА сформулировала ряд предложений, которые считает необходимым учесть при подготовке реформы суда присяжных: в частности, следует предусмотреть запрет на оперативно-розыскную деятельность в отношении присяжных при исполнении ими своих обязанностей. Также, по его мнению, необходимо более четко регламентировать вопросы, обсуждение которых запрещено на процессе с участием присяжных. Сейчас адвокаты буквально связаны по рукам и ногам, причем не столько законом, сколько сложившейся практикой. По словам Давыдова, предложения ФПА можно обсуждать – против, например, принятия решения квалифицированным большинством у него возражений нет.