Статья опубликована в № 4013 от 11.02.2016 под заголовком: Минюст закрыл «Агору»

С ликвидации «Агоры» начнется расправа с «иностранными агентами», считают правозащитники

Ассоциацию закрыли за мелкие нарушения

Верховный суд Татарстана по иску республиканского управления Минюста ликвидировал правозащитную ассоциацию «Агора». В своем иске (есть у «Ведомостей») Минюст сообщил, что в ходе сентябрьской проверки выявил ряд нарушений: проведение общих собраний с ненадлежащей периодичностью, отсутствие актов ревизии финансовой деятельности, ведение упрощенной бухгалтерской отчетности и размещение в интернете 19 материалов без указания на то, что они выпущены иностранным агентом. Кроме того, в исковом заявлении излагаются доказательства того, что «Агора» «целенаправленно формировала общественное мнение» и, следовательно, занималась политической деятельностью. Ликвидировать ассоциацию Минюст предложил на основании пп. 3 п. 3 ст. 61 Гражданского кодекса, предусматривающего ликвидацию организации в случае «неоднократных или грубых нарушений законов или иных правовых актов».

В своих возражениях на иск (есть у «Ведомостей») «Агора» напомнила о постановлении Конституционного суда, который указал, что организацию можно ликвидировать, только если неоднократные нарушения закона в совокупности были столь существенными, что позволили суду «с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных ими последствий, принять решение о ликвидации юрлица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц». Такая позиция была положена и в основу практики Верховного суда, говорится в документе. По словам адвоката «Агоры» Рамиля Ахметгалиева, вопросы контроля и надзора в сфере бухгалтерской отчетности отнесены к компетенции налоговых органов, а не Минюста, а инспекция ФНС по Татарстану отказалась привлекать «Агору» к ответственности. Отсутствие актов ревизии и нарушение периодичности проведения одного собрания также не могут служить основанием для ликвидации. Решение суда будет обжаловано, обещает Ахметгалиев.

Чем занимались

«Агора» оказывает помощь по 153 делам в ЕСПЧ, по ее жалобам были признаны неконституционными положения шести федеральных законов, только в 2013 г. 703 человека и 45 организаций получили бесплатную правовую помощь. Юристы ассоциации представляли интересы Алексея Навального, фигурантов «болотного дела», участниц группы Pussy Riot и др.

Бывший руководитель «Агоры» Павел Чиков говорит, что это первая ликвидация правозащитной организации через суд. По его словам, ассоциация чуть менее года не получает никакого финансирования и не ведет хозяйственной деятельности, «фактически давно законсервирована», а ее сменила международная правозащитная группа «Агора». По мнению Чикова, «Кремль приступил к ликвидации правозащитных организаций в стране».

Уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова сказала, что если эта тенденция будет продолжена, то скоро в России не останется ни одной правозащитной организации.

НКО имеет право вести упрощенный бухгалтерский учет, в отношении неверно проведенного собрания им должны были сделать предупреждение, говорит доцент МГУ Елена Абросимова, считающая спорным лишь «момент с немаркировкой». После двух нарушений можно подавать иск о ликвидации, но это должно быть крайней мерой и только при серьезном нарушении, уверена член Совета по правам человека Анита Соболева: «Понятно, что, когда столько всего предъявляется, возникает ощущение, что искали все возможное, за что можно закрыть. В то время как практика ЕСПЧ говорит, что ликвидация является крайней мерой и не должна применяться формально, потому что «Агора» не занималась ни антигосударственной, ни экстремистской деятельностью, а выявленные недостатки можно было исправить».

В 2007 г. Минюст обращался с иском о ликвидации Центра просветительных и исследовательских программ, окончательное решение о ликвидации было принято Верховным судом России, напоминает член Клуба юристов НКО Мария Каневская. Центру вменялось неоднократное грубое нарушение законодательства, выразившееся в проведении мероприятий в разных регионах и отсутствии лицензии на образовательную деятельность. «То есть законодательство позволяет ликвидировать практически за все, что угодно, поскольку понятие «неоднократные нарушения законодательства» подразумевает любой нормативно-правовой акт, не носящий силу закона, а уж тем более федерального», – говорит эксперт. «Агоре» повезло, ведь Комитет против пыток добивается ликвидации с августа, говорит его руководитель Игорь Каляпин: «Нас заставили проходить процедуру банкротства, чтобы мы доказали, что не можем оплатить штраф. НКО стало ясно, что работать в таком формате невозможно и надо искать другие организационно-правовые формы».

Сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц считает, что начинается период ликвидации НКО – они ожидают подобного иска и к «Голосу»: «Бюрократическая система таким образом отчитывается, что борется с организациями. Формально же это отписка: смотрите, мы боремся, а они активничают, поэтому мы их формально закрываем, но с себя снимаем ответственность за контроль над ними». На законодательном уровне следует ожидать, что контроль за деятельностью правозащитников перейдет к силовым ведомствам, а претензии будут предъявляться к физическим лицам или незарегистрированным организациям, которые занимаются правозащитой, резюмирует Мельконьянц.