Статья опубликована в № 4032 от 14.03.2016 под заголовком: Вот и нету вожаков

Ходорковский стал самым известным внесистемным оппозиционером

За полгода до выборов «Левада-центр» узнал, что россияне думают об оппозиции

  • Елена Мухаметшина

За полгода до выборов в Госдуму все меньше россиян считают, что в стране есть оппозиция и что она вообще нужна, следует из опроса «Левада-центра»: число первых уменьшилось за год с 66 до 54%, число вторых – с 58 до 52%. В число самых известных оппозиционеров вошли лидеры ЛДПР и КПРФ Владимир Жириновский (его знают 69% опрошенных) и Геннадий Зюганов (63%), а также экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский (45%), обогнавший основателя «Яблока» Григория Явлинского (44%). Лидер «Парнаса» Михаил Касьянов сравнялся по известности с Алексеем Навальным (по 36%).

Удовлетворенность жизнью падает и готовность протестовать растет (см. график), но фигуры – символы уличного протеста дискредитированы в массовом сознании, поясняет замглавы «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Люди готовы будут выйти на протестные акции, но либо с коммунистами, либо с иными силами, но не с внесистемной оппозицией». К тому же в оппозиции нет авторитетных и привлекательных для россиян фигур, а Ходорковский «хоть и вызывает интерес, но отношение к нему негативное», говорит социолог: «Оппозиция больше востребована в более благополучном обществе, когда же страна в критическом состоянии, у людей иная модель поведения, они хотят единства и порядка и призывают к тому, чтобы выяснение отношений между разными политическими силами было отложено». В то же время новые протесты могут быть серьезнее, чем в 2011 г., считает Гражданкин: «Сейчас протест может иметь более широкую социальную базу. Люди еще готовы потерпеть неудобства, виня во всем не власти, а неблагоприятную обстановку в мире. Но по мере ухудшения ситуации недовольство происходящим в конкретных городах может увеличиться и привести к всплескам активности – но не под лозунгами «Россия без Путина».

Термин «оппозиция» искажен: если в европейском смысле это легальная и уважаемая часть политического процесса, то в России это не часть государства, а что-то стоящее вне его, говорит политолог Дмитрий Орешкин: «Это напоминает советскую систему, где не было оппозиции, а были диссиденты, которые пытались все разрушить и которые не являются частью политической системы, по словам властей». Бинарная модель, где есть только белое и черное, дискредитирует все политические институты, уверен эксперт: «Часть думает, что их все равно обманут, другую устраивает Путин». В результате можно предполагать, что «Единая Россия» потеряет около 10% голосов, а левые партии прибавят, считает Орешкин: «Чем меньше людей интересуются политикой, тем лучше для вертикали, потому что есть 20 регионов, где ни о какой демократии говорить не приходится и которые «сделают выборы».