Статья опубликована в № 4033 от 15.03.2016 под заголовком: Россия уходит из Сирии

Владимир Путин объявил о выводе войск из Сирии

Задача-минимум – положить начало мирному процессу – решена, до решения задачи-максимум – вывести Россию из изоляции – еще далеко

  • Алексей Никольский,
  • Елена Мухаметшина,
  • Петр Козлов,
  • Нина Ильина

В понедельник президент России Владимир Путин встретился с министрами обороны и иностранных дел Сергеем Шойгу и Сергеем Лавровым и приказал начать с 15 марта вывод из Сирии «основной части» российской военной группировки, которая с октября 2015 г. наносила удары по террористам, поддерживая действия сирийской армии. Этому предшествовал разговор Путина с президентом Сирии Башаром Асадом, во время которого, по словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, и было согласовано начало вывода войск. Путин заявил, что российская армия «в целом выполнила» поставленные задачи, а ее вывод из Сирии призван повысить уровень взаимного доверия в мирном процессе. Усилить работу по налаживанию такого процесса Путин поручил Лаврову.

Пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест затруднился оценить последствия решения Путина: «Мы должны увидеть, в чем именно заключаются намерения России».

Шойгу заявил во время встречи с президентом, что за время, когда проводилась российская операция, сирийская армия освободила территорию в 10 000 кв. км с 400 населенными пунктами. По оценке российских военных, уничтожено более 2000 боевиков – выходцев из России, включая 17 полевых командиров, эта задача была для российских Вооруженных сил одним из приоритетов.

Сейчас в Сирии находится примерно 60 российских военных самолетов и вертолетов, на первом этапе планируется вывести примерно половину из них, говорит человек, близкий к Минобороны. Все силы обеспечения и охраны пока останутся в Сирии, продолжает он, и авиаудары по террористическим группировкам в случае необходимости будут продолжаться. Составлять график вывода войск – прерогатива военных, отметил Песков, но усомнился, что в ближайшее время последует вывод из Сирии, например, зенитно-ракетного комплекса С-400, который отвечает за ПВО российской базы.

Полковник запаса Виктор Мураховский считает главным результатом российской операции то, что удалось отстоять и расширить контролируемую сирийским правительством территорию страны, на которой проживает до 80% населения. Число районов, в которых ведутся военные операции, сокращено с 12 до «5–6», продолжает он: это дает сирийской армии возможность отдохнуть, подготовить резервы и продолжить наступление на группировки ИГ и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в России).

Удалось начать массовые поставки гуманитарной помощи – только Россия доставила в Сирию более 700 т, к процессу подключилась и ООН, напоминает Мураховский.

Не в последнюю очередь вывод части сил стал возможен потому, считает эксперт, что удалось наладить нормальное оперативное взаимодействие России и США: список террористических групп в заключительной стадии согласования, как и и совместный российско-американский документ о контроле за прекращением огня, который вводит критерии соблюдения этого режима и санкции (в том числе военные удары) за его нарушения.

Решение Путина разочарует как тех, кто считал, что Россия увязла в конфликте, так и полагавших, что она должна нести до конца бремя ответственности за сохранение режима президента Асада, говорит политолог Андрей Кортунов. Похоже, Кремль учел опасность повторения Вьетнама и Афганистана, когда военные кампании, изначально планировавшиеся как краткосрочные, растягивались на долгие годы. «Официальная версия состоит в том, что войска выводятся по договоренности с Асадом, но нельзя исключать и другие версии – например, что Асад оказался слишком упрямым, некоторые его заявления ставили под вопрос продолжение женевского процесса», – рассуждает Кортунов. Перемирие охватило основную часть противоборствующих сторон, а борьба с ИГ может вестись и другими силами – это и предопределило вывод войск: решение могло стать результатом общей договоренности России с Западом и странами Персидского залива, а не только с Дамаском, считает политолог.

Изначально у Москвы могло быть два плана действий, полагает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. План-максимум – вырваться из изоляции и сблизиться с Западом, ведя общую борьбу с ИГ, как это было после теракта 11 сентября 2001 г. Но после того, как этот план фактически расстроился после теракта в Париже, когда стало ясно, что, даже несмотря на эти события, сближения не будет, был выбран план-минимум – стабилизация сирийского режима и запуск мирного процесса в Сирии, рассуждает он. Поскольку в решении этих двух задач достигнут значительный прогресс, российское руководство имеет все основания объявить о выводе вооруженных сил из Сирии, резюмирует Пухов.

Объявление о выводе войск может быть напрямую связано с начавшимся в Женеве вторым раундом сирийских переговоров: предварительное решение, скорее всего, было принято Россией совместно с США и Саудовской Аравией, думает эксперт Российского совета по международным делам Юрий Бармин, и «одним из условий [внешнеполитических партнеров] было начало вывода Россией войск из Сирии». Возможно, «Москве пообещали что-то в ответ, но это рискованный шаг», добавляет Бармин.

По информации Владимира Евсеева из Института стран СНГ, Иран также собирается вывести из Сирии 2500 примерно из 6000 военнослужащих. Начавшийся вывод сил дает дополнительные шансы мирному урегулированию и станет политическим фактором, который будет мешать возможной турецкой интервенции, но в случае обострения обстановки российские и иранские силы могут и вновь вернуться в Сирию, указывает он.