Статья опубликована в № 4044 от 30.03.2016 под заголовком: Бизнес из волокиты

В Верховном суде отметили успехи в борьбе с судебной волокитой

Попытки коллекторов заработать на компенсациях признаны незаконными

Компенсацию за судебную волокиту и задержки с исполнением судебного решения вправе требовать только лицо, непосредственно участвовавшее в судебном разбирательстве, разъясняет Верховный суд (ВС). Право на такую компенсацию является неотчуждаемым и непередаваемым. Об этом говорится в утвержденном во вторник постановлении пленума Верховного суда, посвященного вопросам применения закона о компенсации за судебную волокиту.

Самой распространенной формой злоупотребления правом на компенсацию стали попытки коллекторских агентств взыскать ее на основании переуступки прав требования, рассказывала в ходе обсуждения проекта постановления судья ВС Наталья Павлова. Но это противоречит самой природе такого права, которое по сути своей близко к компенсации морального вреда. Коллекторы страданий не несли, а, напротив, извлекают из ситуации прибыль – следовательно, на компенсацию рассчитывать не могут. Если гражданин не в состоянии обратиться в суд из-за болезни и в силу других уважительных причин, за него это вправе сделать прокурор, указывает ВС.

Навстречу съезду

Совет судей ВС выдвинул кандидатуры своих представителей в органах судейского сообщества (их утвердит Съезд судей). Представительство ВС в Совете судей полностью обновится, из четырех членов Высшей квалификационной коллегии переназначат только ее председателя Николая Тимошина.

Закон, гарантирующий россиянам право на выплату компенсации за судебную волокиту и неисполнение судебных решений, был принят в 2010 г. как одна из мер по исполнению пилотного решения ЕСПЧ. Суд в Страсбурге диагностировал катастрофическую ситуацию в области исполнения судебных решений в России. Со своей задачей – сократить число обращений в ЕСПЧ – закон справляется, говорит судья ВС Алла Назарова: в 2012 г. в Страсбурге приняли 12 постановлений о волоките, а в 2014 г. – всего семь. По судебной статистике, реже стали жаловаться на волокиту и в национальные суды. В прошлом году туда было подано 295 заявлений о компенсации за судебную волокиту – почти в два раза меньше, чем в 2014 г. (удовлетворили только треть). Компенсации за задержки с исполнением судебных решений требовали еще реже: 54 заявления подано в 2015 г. (на треть меньше, чем годом ранее), удовлетворили 22. Данные о размере выплаченных сумм отсутствуют. В каждом конкретном случае суды должны обеспечивать индивидуальный подход к определению размера компенсации, говорит Назарова: они должны учитывать обстоятельства дела, продолжительность нарушений и серьезность последствий. В целом же закон требует ориентироваться на практику Европейского суда, который обычно назначает компенсацию в размере около 1000 евро за год волокиты, из этого же исходят и российские суды.

Компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок вряд ли стоит рассматривать как экономическую основу для развития бизнеса, говорит вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков. Это не тот случай, когда следует привлекать коллекторов: государство исправно выплачивает компенсации, механизм рабочий и искать должника не нужно, говорит он. Сложившаяся практика примечательна прежде всего как эффективный вариант взаимодействия российской юрисдикции и ЕСПЧ: именно так следует работать и по другим направлениям, подчеркивает Сучков. Возмещение вреда за судебную волокиту не может быть взыскано в порядке переуступки прав требования, согласен Марк Каретин из «Юков и партнеры»: размер возмещения в каждом случае рассчитывается индивидуально и не может быть рассчитан по определенной методике, как это происходит, например, при оценке ущерба по ДТП.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать