Статья опубликована в № 4158 от 12.09.2016 под заголовком: Уполномоченный по правам кандидатов

Кандидаты и партии поверили в Центризбирком

Для защиты своих прав участники выборов все чаще обращаются в ЦИК, а не в суды

Понедельник, 12 сентября, – последний день, когда кандидаты на выборах разных уровней могут быть лишены регистрации по решению суда. Партийцы и эксперты сходятся в том, что этот инструмент отсева применялся в нынешнюю кампанию гораздо реже, чем раньше.

«Такое впечатление, что в этом выборном цикле мы переживаем золотой век электорального милосердия и избирательного правового гуманизма», – говорит член правления Ассоциации политических юристов Олег Захаров. По его словам, коллегию Верховного суда по административным делам, которая рассматривает споры по выборам, в этом сезоне даже называют «коллегией по административному гуманизму» – до того много решений о восстановлении кандидатов она приняла. Юрист также отмечает, что подавляющее большинство кандидатов были сняты с выборов не в результате отказа в регистрации избиркомом, а по решению суда. Сыграла роль кампания по выборам в Госдуму, предполагает он: никто не хочет омрачать «светлый образ федеральных выборов».

В начале кампании было опасение, что выборы превратятся в большую войну между одномандатниками – споры между ними могли бы увеличить нагрузку на суды, говорит политолог Александр Пожалов, но председатель ЦИК Элла Памфилова изначально транслировала установку власти: разборки между кандидатами должны быть не в судах, а на избирательных участках. В итоге жалоб не стало намного меньше, они в основном носили характер пиара со стороны малых партий («Родина» против эсеров, «Гражданская платформа» против «Парнаса» и т. п.) и ни один из таких исков не завершился положительно, подчеркивает Пожалов. Памфилова, по его словам, давала понять, что путь обжалования через ЦИК более логичен, поскольку он стремился защищать избирательные права кандидатов. А обращения в суд часто не давали такого эффекта из-за жесткости избирательного законодательства, добавляет Пожалов: «Кампания прошла спокойно и мягко, партии уловили посыл ЦИК действовать в их пользу и не злоупотребляли отменами его решений через суд».

Обращений в суды стало меньше – и именно в силу новой роли ЦИК, подтверждают партийцы. «Мы начали все жалобы подавать через ЦИК в надежде на то, что Памфилова в силу своей репутации их отработает, потому что всеми выборами на местах рулят областные управления внутренней политики», – говорит руководитель юридической службы КПРФ Вадим Соловьев. У ЛДПР в эту кампанию не было ни одного кандидата, снятого через суд, говорит партийный юрист Игорь Моховиков, но это результат надлежащей подготовки и четкого инструктажа кандидатов.

При этом на жалобы о применении административного ресурса местные избиркомы и суды либо реагируют очень медленно, либо вообще не реагируют, добавляет он. «В этой кампании мы четко видим позицию ЦИК: он старается дать возможность всем дойти до выборов, поэтому массовых вопиющих недопусков не было», – подтверждает Александр Бурков («Справедливая Россия»).

Зампред «Яблока» Николай Рыбаков вспоминает «самый нашумевший случай» со снятием списка партии с выборов в горсовет Петрозаводска из-за «несодержательных претензий к документам, не основанных на законе»: «У одного из кандидатов не было высшего образования, поэтому он, оказывается, должен был представить справку из школы». С приходом Памфиловой на ЦИК стали надеяться больше, согласен Рыбаков, но проблема в том, что региональные комиссии «не обращают внимания на то, что говорит она, а слушают губернаторов». А чтобы ЦИК не мог отменить решения нижестоящих комиссий, обращаются сразу в суды – с ними Памфилова ничего сделать не может, резюмирует яблочник.

За что снимали

В целом набор поводов для снятия с выборов через суд не изменился, говорят партийцы и эксперты. Были попытки снять за неуказание имущества в справке, многих пытались снимать за нарушение авторских прав и за неуказание ИНН, перечисляет Соловьев. Однако далеко не все аргументы, считавшиеся на прошлых выборах железобетонными, срабатывали.

Например, не менее десятка кандидатов были сняты областными судами за неуказание ИНН детей в справках о зарубежном имуществе, но затем восстановлены Верховным судом, говорит Захаров. Неоднозначной, по его словам, оказалась судебная практика в делах о документах, внесенных в избирком позже основного пакета: в деле экс-сенатора Евгения Тарло (Партия роста) ЦИК подтвердил законность отказа в регистрации, но Верховный суд счел донесение документов возможным и восстановил кандидата. В «делах о прочерке» (когда вместо слова «отсутствует» в справке кандидат ставит прочерк) подход остался прежним, и несколько человек потеряли из-за этого регистрацию.

Среди безоговорочных оснований для снятия осталась сокрытая кандидатом судимость: ЦИК и суды были едины в своих решениях. Таким же стабильным основанием для отказа остаются жесткие правила отсева подписей: самым громким делом такого рода стало снятие с губернаторских выборов в Тверской области Соловьева. Переломить эту практику Центризбиркому пока не удается, отмечает Захаров, например, ЦИК восстановил на выборах в парламент Санкт-Петербурга список «Коммунистов России», ссылаясь на некачественную проверку подписей органами МВД, но позже список все равно был снят горсудом, усмотревшим в подписных листах новые нарушения. Сохранилась и тема «партийных перебежчиков» – кандидатов, которые перед выборами сменили партию и не успели оформить выход из прежней, добавляет юрист, лишь один из таких перебежчиков в Екатеринбурге сумел доказать, что подал заявление о выходе своевременно.

В одних регионах с выборов снимали чаще – например, в Вологодской и Ленинградской областях, – а где-то снятий не было вообще, говорит политолог Александр Кынев: «Все зависит от стиля властной команды. В любом случае основные зачистки прошли на этапе регистрации, через сбор подписей из реальных оппозиционеров мало кто прошел». До судов, по наблюдению эксперта, доходит в двух случаях: борьба между однотипными кандидатами, претендующими на один электорат, или выдвижение «персональных аллергенов» губернаторов или мэров. Но уж если кандидата сняли, то больше шансов восстановиться у него через жалобу в ЦИК, а не в суд, согласен Кынев.

По подсчетам экспертов Комитета гражданских инициатив, на сайте Верховного суда значится информация о 137 выборных делах, поступивших до 9 сентября: 85 из них – это оспаривание регистрации кандидатов или списков, 38 – оспаривание отказов в регистрации, еще 10 – оспаривание исключения кандидатов из списков. При этом выборов в Госдуму касаются лишь 13 исков об отмене регистрации, подчеркивает Кынев.