Статья опубликована в № 4159 от 13.09.2016 под заголовком: Кампания тишины

Российской власти не нужна высокая явка на выборы

Так объясняют самую тусклую в истории агитационную кампанию эксперты
  • Ольга Чуракова,
  • Елена Мухаметшина,
  • Петр Козлов
  • / Ведомости

Комитет гражданских инициатив (КГИ) и движение «Голос» опубликовали доклады о предвыборной агитации в нынешнюю думскую кампанию. Агитация абсолютно бессодержательна и деполитизирована, говорит Александр Кынев из КГИ: все кампании одномандатников персонифицированы и дистанцированы от партийных брендов, а вся партийная агитация была социальной, а не политической. Партии скорее рекламировали рецепты огурцов, иронизирует Кынев.

Перенос агитационной кампании на лето вынудил участников выборов как можно раньше начать борьбу, а ключевым элементом кампании стали праймериз, пишет КГИ: ничем не ограниченная агитация на праймериз вышла ярче, чем фактическая кампания.

У системных партий летом агитация шла почти исключительно через почту и бесплатные газеты. На единороссов работала и косвенная агитация – под видом освещения профессиональной деятельности ее кандидатов (например, в Тверской области под Владимира Васильева создали псевдообщественный, по мнению КГИ, проект по ремонту дорог), а непарламентские партии были малозаметны. Понять, что будут выборы, без телевидения или политических ресурсов было почти невозможно: минимум наглядной агитации, минимум публичных мероприятий, исключение составили самые конкурентные регионы – Иркутская, Нижегородская, Новосибирская области и др. – и округа: Костромской, Барнаульский и т. д.

Эксперты КГИ считают, что вялая кампания – это часть стратегии, имеющей цель снизить явку; та же стратегия обусловила жесткий характер регистрации, недопуск серьезных претендентов в списки и неформальные договоренности партий, чтобы избежать конкуренции сильных кандидатов.

Повлияла и тяжелая социально-экономическая ситуация, и необходимость растягивать ресурсы на более долгий период, считает КГИ.

Большинство участников активизировались под конец августа, во многих регионах главными событиями стала не агитация, а юридические войны между участниками.

Использовались спойлерство, агитационные кубы, социальные сети (см. стр. 03) – обычно без обратной связи, – а также «вирусные» ролики. На тусклом фоне ярко выглядела кампания разве что второго номера списка «Парнаса» – блогера Вячеслава Мальцева.

Разгар кампании пришелся на летние отпуска, получилась самая вялая и неактивная кампания десятилетия, соглашаются с экспертами КГИ специалисты движения «Голос». В его докладе приведены данные «Медиалогии»: на начало кампании СМИ благоприятствовали единороссам в 3 раза больше, чем КПРФ, в 4 раза больше, чем эсерам и ЛДПР, и в 50 раз больше, чем «Парнасу».

Тренды кампании, по мнению «Голоса», – регионализация, фактический отказ партии власти от активной федеральной кампании и вытеснение непарламентской оппозиции в блоги и соцсети.

Заместитель секретаря генсовета «Единой России» Ольга Баталина с экспертами КГИ и «Голоса» не согласна: на агитационной кампании сказалось возвращение к одномандатным округам, на первый план вышла местная, дворовая повестка. Основными формами агитации стали встречи с людьми и те информационные материалы, которые на таких встречах обычно раздаются, продолжает она: газеты, буклеты, листовки. «Мы почувствовали этот общественный запрос на этапе предварительного голосования: люди не ждут от нас яркой баннерной кампании, обилия роликов, что потребовало перестроить федеральную агиткампанию», – объясняет Баталина и сообщает, что многие лидеры территориальных групп тоже вели кампанию в стилистике одномандатников.

«У других партий, может, и была вялая кампания, но не у нас», – уверен Михаил Дегтярев из ЛДПР: партия впервые использовала нетрадиционные площадки – аэропорты, поезда, другой транспорт.

Кампания не такая яркая и эпатажная, как в прошлые годы, не возражает эсер Александр Бурков: «Она приняла другие формы, например, мы делаем акцент на реальной помощи и реальных делах – уже два года функционируют наши центры защиты прав граждан».

Это действительно была одна из самых тихих и вялых кампаний, но КПРФ отработала ее, говорит коммунист Дмитрий Новиков: ранний старт позволит провести много партийных мероприятий и распространить в разы больше информационных материалов. «Они [власти] осознанно шли на тихую кампанию, чтобы получилась низкая явка», – считает Новиков.

Зампред «Яблока» Николай Рыбаков говорит, что «Яблоко» сделало стиль агитации более деловым. У партии высокая узнаваемость, но ей приходится бороться с апатией избирателей, сетует Рыбаков: «Идет кампания против участия в выборах, выборы в США на федеральных каналах обсуждаются больше, чем выборы в России». Публикация агитации в региональных газетах гораздо дороже, чем в федеральных, констатирует Рыбаков, а это подтверждает, что ставилась задача снизить явку.

Зампред «Парнаса» Константин Мерзликин говорит, что на телевидении ведется антипропаганда «Парнаса». Сама же партия постаралась максимально рано начать агитационную кампанию, продолжает он, с чем связано создание демократической коалиции и проведение праймериз. Акцент сделан на интернете – в Facebook и на YouTube реклама активно была с июля, но была и печатная продукция – тиражом 1,5 млн. Ставка была и на эмоциональное воздействие, в том числе на «мальцевский популизм», уверяет Мерзликин, и на рациональные аргументы.

«Тихая кампания – это взгляд из Москвы», – возражает политолог Константин Калачев: интрига ушла в регионы и округа. Денег стало меньше, но и малобюджетные проекты как инфоповоды отсутствуют, хотя для инфоповода больших денег не нужно, уверен он. «Партии исходят из того, что симпатии по спискам уже распределены. Остается борьба в округах – примерно в пятой части она действительно конкурентная, – считает Калачев. – Скучны все. Это не проблема мифического регулирования, это проблема самих участников выборов».