Статья опубликована в № 4206 от 18.11.2016 под заголовком: Приговор без выбивания

Верховный суд требует от судей справедливых приговоров

Сообщения о выбивании показаний должны быть проверены, говорится в разъяснениях пленума ВС

Верховный суд намерен уточнить требования к приговору: он может быть признан законным, только если судебное разбирательство было справедливым, говорится в проекте постановления пленума Верховного суда, который обсуждался в четверг. Если подсудимый отказался от данных им в ходе предварительного следствия показаний, то суд обязан выяснить причины такого отказа, настаивает Верховный суд. Если такие показания были даны подсудимым в отсутствие защитника, то они должны быть признаны недопустимым доказательством вне зависимости от причины отказа, следует из разъяснений. Если же подсудимый утверждает, что показания были получены с применением незаконных методов, то должны быть приняты «достаточные и эффективные меры» по проверке такого заявления: его следует направить руководителю органа, проводившего предварительное расследование, говорится в проекте постановления. При этом сам факт проведения такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку представленным материалам и, если заявление подсудимого не опровергнуто, показания не могут быть использованы как доказательство или положены в основу приговора, отмечается в документе.

По закону суды и сейчас должны проверять заявления о получении показаний под пытками, но обычно они ограничиваются постановлением следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, напоминает аналитик правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев. На самом деле алгоритм проверки обязательно должен включать осмотр места происшествия, опрос сотрудников полиции, истребование медицинских документов, назначение судебно-медицинской экспертизы, отмечает эксперт. Хотя суды всего этого требовать не будут, уверен он: другим своим постановлением, которое принято в мае этого года, Верховный суд запретил нижестоящим инстанциям оценивать действия, относящиеся к исключительной компетенции следователя – в том числе и на предмет полноты исследования данных, указывающих на наличие или отсутствие признаков преступления.

Списывать не велено

Судьям не рекомендуется излагать в приговоре сведения «в точности так, как они отражены в обвинительном заключении», говорится в проекте постановления пленума Верховного суда.

К тому же необходимость делать перерывы для проверки заявлений обвиняемых может привести к затягиванию процесса, высказал опасение на заседании пленума в четверг зампред Ленинградского облсуда Алексей Стрижаков.

Это не очень хорошая идея – чтобы заявления о пытках проверял тот же орган, который проводил расследование, соглашается советник президента Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн, входивший в рабочую группу, готовившую документ. «Когда шла работа над проектом постановления, мы предлагали, чтобы в нем закрепили обязательную передачу такого заявления для проверки независимому лицу или хотя бы вышестоящему органу», – вспоминает он. Но идея не нашла поддержки. Также не вошел в итоговую версию документа запрет использовать в качестве основного доказательства показания соучастников преступления – Верховный суд ограничился лишь запретом ссылаться на показания свидетелей, которые обвиняемый не имел возможности оспорить в ходе очных ставок или во время допроса в суде.

Генеральной прокуратуре также не нравится требование обязательно разъяснять процессуальные права явившимся с повинной. Чистосердечное признание – дело сугубо добровольное, поэтому законодатель и не предусмотрел дополнительных гарантий на этот счет, напомнил на заседании заместитель генпрокурора Владимир Малиновский.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать