Статья опубликована в № 4208 от 22.11.2016 под заголовком: Агенты ждут суда

ЕСПЧ готовится коммуницировать сразу полсотни жалоб от НКО – иностранных агентов

Результатом этого дела может стать требование суда пересмотреть закон

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) готов коммуницировать несколько десятков жалоб российских некоммерческих организаций (НКО), признанных иностранными агентами. Секретариат суда направил адвокатам, представляющим интересы этих НКО, письма с просьбой сверить фактическую информацию, необходимую для постановки вопросов перед российским правительством. Коммуникация пройдет в конце 2016 г. или начале 2017 г., а решения можно ожидать в течение 2017 г., говорит один из адвокатов, получивших письмо: «Есть вероятность, что ЕСПЧ признает, что сам закон об агентах в силу неопределенности формулировок и репрессивной практики применения противоречит Конвенции по правам человека». ЕСПЧ в своем решении может потребовать от России пересмотреть этот закон в качестве меры общего реагирования, говорит другой адвокат: «Могут быть меры индивидуального реагирования: признать нарушения по отношению к конкретному заявителю, выплатить компенсацию ущерба – например, за штрафы, которые заплатили организации. А меры общего реагирования – изменить законодательную и правоприменительную систему, которая способствует таким массовым нарушениям».

Всего в ЕСПЧ находится около 50 жалоб от НКО на закон об иностранных агентах, письмо касается 28 из них (см. врез), в ближайшее время ожидается аналогичное письмо по оставшимся жалобам.

Как сообщили «Ведомостям» собеседники в Комитете гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина и в администрации президента, до конца года в администрации пройдет совещание, на котором будет обсуждаться закон об агентах и, в частности, вопрос о том, чтобы под него не подпали университеты. Эту информацию подтверждает председатель Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов: «Закон надо корректировать и приводить в соответствие с позицией президента – он должен быть направлен против вмешательства иностранных государств во внутреннюю политику России, а сейчас он бьет мимо цели». Можно вводить признаки систематичности политической деятельности, определять перечни ее видов, а не сфер, прописать исключения, куда включить социологические исследования (но не их трактовку в политических целях), перечисляет варианты собеседник в одном из околокремлевских экспертных центров: «Можно также различать высказывания и действия руководителей НКО как частных лиц и как представителей организаций с четкой фиксацией этой позиции».

Первая волна

Среди НКО, которых касается письмо, – ЛГБТ-организация «Выход», «За права человека», Сахаровский центр, «Гражданское содействие», «Пермь-36», «Голос», правозащитный центр «Мемориал», Комитет по предотвращению пыток.

Руководитель «Общественного вердикта» Наталья Таубина относится к вопросу об изменении закона настороженно: «История сильно раскручена, а система не может в массовом порядке пойти на признание своих ошибок». Веры в изменение законодательства нет, поскольку с каждой такой попыткой закон становился все хуже, говорит она: «Если произойдет коммуникация, то это как минимум приведет к необходимости выплачивать компенсации, поэтому, возможно, в отношении некоторых организаций ситуация будет откатываться назад постепенно несколько лет». Скорая коммуникация жалоб совпадает с разговорами о необходимости смягчения закона, отмечает правозащитник Павел Чиков: «Дело сложное, касается десятков НКО со схожей в целом, но разной по деталям ситуацией, поэтому производство требует аккуратности и четкости». Председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин согласен, что закон противоречив и не вписывается в законодательную систему России, так же как и его последствия: «Конституционный суд говорит, что этот статус не дискриминационный – Госдума принимает законы, которые запрещают агентам учреждать СМИ или быть членами наблюдательных комиссий. Возможно, новый куратор внутренней политики [Сергей Кириенко], если вникнет в проблему, действительно сможет что-то поменять, но мы уже столько надеялись на изменения, что боюсь говорить о них сейчас».

Оптимизма насчет изменения закона нет, признается политолог Борис Макаренко: «Пусть хотя бы из него будет больше исключений – университеты, благотворители. Хотя неправового статуса закона это не отменит». Многое зависит от того, насколько лоббисты этого закона изменили свою позицию или влияние, считает политолог Михаил Виноградов: «Общественный запрос на коррекцию закона возрастает, размытость его формулировок была возможной запретительной мерой в период политической турбулентности, а сейчас выглядит избыточной и вызывающей раздражение у разных общественных групп. Предпосылки для коррекции созрели – вопрос в том, доведут ли это до конца или ограничатся техническими изменениями».