Статья опубликована в № 4214 от 30.11.2016 под заголовком: Рискованная политика

Борьба с коррупцией мешает появлению в регионах новых политиков

Риски от участия в политике превышают возможные бонусы, считают эксперты

Появлению в регионах новых публичных политиков мешает в том числе и усиление антикоррупционной борьбы – рисков от публичной политики больше, чем бонусов, которые она дает. Такое мнение высказали эксперты клуба «Регион», обсуждавшие во вторник модели взаимодействия федерального центра и региональной элиты накануне президентских выборов.

Необходимость публичной политики всегда декларировал бывший первый заместитель главы кремлевской администрации, а ныне председатель Госдумы Вячеслав Володин, напомнил политтехнолог Дмитрий Фетисов, но это не всегда срабатывало, поскольку «многие политики из регионов привыкли решать вопросы о попадании в ту же Госдуму кулуарным способом». «Я спросил у знакомого, почему он содержит нескольких депутатов, но сам не идет в политику. Он сказал, что у него сразу на пороге нарисуются налоговики и силовые органы. Борьба с коррупцией понижает ценность приза вхождения в политику, а это снижает качество претендентов», – добавил политтехнолог Александр Шпунт. Люди с опытом управления не хотят идти в губернаторы, так как «легко можно оказаться героем «Дежурной части», а те, кто хочет, вызывают сомнение как управленцы, резюмировал политолог Дмитрий Еловский.

Начали с себя

Комитет Госдумы по делам общественных объединений рекомендовал принять в первом чтении законопроект об увеличении госфинансирования партий – стоимость одного голоса избирателя повысится со 110 до 152 руб.

Этот вопрос касается не только политиков, но и других специалистов, возражает депутат Госдумы Дмитрий Новиков (КПРФ): «У нас много талантливых молодых региональных политиков, но их часто просто негде услышать». Возвращение одномандатников освежило публичную политику, считает депутат-единоросс Александр Грибов: «В конкурентной борьбе невозможно выиграть, не имея публичной позиции по острым проблемам, не работая с жителями. Много ярких людей среди депутатов заксобраний и муниципальных советов. А коррупционеры встречаются и среди совершенно непубличных чиновников, просто последних меньше обсуждают». Депутат Алексей Диденко (ЛДПР) полагает, что политологи просто жалуются на отсутствие богатых клиентов: «За последние годы ничего не изменилось – не могу вспомнить ни одного яркого регионального политика, который бы куда-то делся».

Проблема нехватки публичных политиков есть, но это следствие минимизации площадок, где они могли бы появляться, считает политолог Александр Кынев: «Выборы губернаторов не являются такой площадкой, 13 лет не было мажоритарных выборов в Госдуму, сокращалось партийное поле, последние два года идет уничтожение муниципальных выборов». Власть создала массу дополнительных цензов, которые резко увеличили число людей, пораженных в пассивном избирательном праве, напоминает эксперт: «Так что причина не в коррупции – это рассуждение вроде того, почему плохо покрашен козырек, когда рушится здание». В этих выводах есть некоторое лукавство, говорит политолог Константин Калачев: «Публичных политиков хватает, не хватает ресурсных политиков, т. е. тех, кто может провести кампанию с привлечением политтехнологов. Например, в Волгоградской области до выборов не дошли миллионеры Олег Савченко и Евгений Ищенко, их места заняли депутаты облдумы Татьяна Цыбизова и Анна Кувычко. А что политтехнологи могут ждать от врача из облдумы, когда целый миллионер остался без выборов?».