Статья опубликована в № 4281 от 16.03.2017 под заголовком: Милость без справедливости

Верховный суд оставил Оксану Севастиди виновной в госизмене

Несмотря на недавний указ президента о ее помиловании

Верховный суд отказался оправдать жительницу Сочи Оксану Севастиди, признанную виновной в госизмене за отправленное знакомому из Грузии sms-сообщение о перевозке танков, но снизил срок наказания с семи до трех лет. Об этом сообщил адвокат Севастиди Иван Павлов. Это уже не отразится на судьбе его подзащитной: 7 марта президент подписал указ о помиловании Севастиди. Тем не менее прецедент подтвержден: госизменой теперь может быть признано сообщение практически любых данных, даже полученных из открытых источников. «Мы доказывали, что госизменой можно считать только разглашение сведений, которые составляют государственную тайну, а не общедоступной информации – какая же это гостайна, если она на дороге валяется», – говорит Павлов. Но Верховный суд с такой трактовкой не согласился. Пока суд огласил только резолютивную часть своего решения, важно, как он мотивирует это решение, сказал адвокат. Он отмечает, что три года за госизмену – это рекордно низкий срок наказания по статье, где нижний предел наказания – 12 лет. Верховный суд назначил Севастиди срок в 4 раза ниже низшего. Кроме того, суд восстановил срок для подачи апелляционной жалобы, пропущенный из-за небрежности прошлого защитника Севастиди по назначению. Это хорошая новость, отмечает Павлов, теперь адвокаты могут использовать этот прецедент при защите своих доверителей, пострадавших из-за недобросовестных защитников. По словам Павлова, прокурор в суде согласился с восстановлением срока, однако утверждал, что приговор обоснован и изменению не подлежит. Он ссылался на признание вины на следствии и помилование, которое также не означает отсутствия вины.

Шаг назад

Кировский областной суд не стал рассматривать апелляцию на приговор Алексею Навальному по делу «Кировлеса» и вернул дело для устранения процессуальных нарушений в суд первой инстанции: тот не выдал защите аудиопротокол заседания.

Адвокат отмечает, что прошение о помиловании Севастиди написала сразу после заседания Верховного суда 15 февраля, когда тот внезапно отложил слушание ее дела. Это сразу показалось подозрительным, вспоминает он: до этого подготовка к началу рассмотрения дела и этапирование Севастиди прошли в удивительно сжатые сроки. «Все торопились, и эта спешка заставила многих небезосновательно предполагать, что вопрос решен: Оксана будет освобождена из-под стражи в зале суда. Но что-то пошло не так, и 15 февраля кто-то нажал на тормоза». После возвращения Севастиди в Лефортово ее вызвали в кабинет начальника сизо, который и продиктовал ей обращение к президенту, в котором она снова должна была признать свою вину. Приговор, вынесенный в среду Верховным судом, следует расценивать как оправдательный, говорит адвокат Михаил Трепашкин, это уже сложившаяся практика, когда вместо того, чтобы оправдать, назначают наказание ниже низшего или равное уже отбытому. За последние 15 лет Трепашкин не припоминает случаев смягчения приговора за госизмену – такая практика закончилась в 90-х, уверен он.

Такое решение – компромиссный вариант, который позволяет успокоить лояльные, но раздраженные «перегибами на местах» модернистские группы и не обидеть силовиков, объясняет политолог Алексей Макаркин. В преддверии выборов Кремлю важно заручиться поддержкой максимально широкой части общества, считает Макаркин. Это и стало причиной пересмотра ряда решений, вызывавших наиболее сильное недоумение, – таких, как отмена приговора активисту Ильдару Дадину или пересмотр дела воспитательницы Евгении Чудновец, осужденной за репост.