Статья опубликована в № 4308 от 24.04.2017 под заголовком: Депутаты Госдумы стали ближе к избирателям

Депутаты Госдумы нового созыва оказались беднее своих предшественников

Большинство живет лишь на зарплату, следует из их деклараций
  • Иван Васильев,
  • Ирина Грузинова,
  • Виктория Сункина
  • / Ведомости

Госдума VII созыва, начавшая работать в октябре 2016 г., стала более однородной не только политически – по итогам выборов «Единая Россия» получила конституционное большинство, – но и экономически. Как свидетельствуют опубликованные в этом месяце декларации народных избранников, рекордное количество депутатов нижней палаты парламента – 242 человека, т. е. 54% от общего количества, – задекларировали доход в пределах 5 млн руб., т. е. сумму, сопоставимую с годовой зарплатой парламентария. При этом средние доходы также отчитавшихся членов Совета Федерации, членов федерального правительства и руководителей администрации президента растут. Почему же беднеют депутаты и означает ли это, что они стали ближе к народу?

Сколько получает депутат

В соответствии с законом о статусе депутата рядовые парламентарии получают такое же ежемесячное денежное вознаграждение и денежное поощрение, как федеральные министры. По оценке замдиректора Transparency International Андрея Жвирблиса, средний заработок депутата, без учета надбавок за работу в комитетах, в 2016 г. составлял около 387 000 руб. в месяц. В пересчете на год получается 4,64 млн руб. Среднемесячный оклад депутата составляет 350 000–400 000 руб., рассказали «Ведомостям» два сотрудника Госдумы.

В Думе VI созыва доля тех, кто жил на одну зарплату (т. е. получал в 2015 г. доход менее 5 млн руб.), не превышала 43%. Тогда больше половины народных избранников отчитывались о доходах в пределах 5–50 млн руб.

В этом году среди депутатов довольно много тех, кто задекларировал доход меньше 1 млн руб., но это потому, что они получали зарплату парламентария только один квартал, в следующем году их доход неизбежно вырастет, отмечает Жвирблис. У 57 депутатов вообще не было в 2016 г. недвижимости в собственности, правда, большинство при этом арендовали или безвозмездно использовали некую недвижимость, а также располагали служебным жильем. Судя по декларациям, одной лишь служебной квартирой пользовалась только зампред нижней палаты парламента, единоросс Ирина Яровая. В Думе предыдущего созыва таковых было трое. Помимо самой Яровой еще два члена фракции ЛДПР – Иван Сухарев (в нынешней Думе первый зампред комитета по развитию гражданского общества) и не сохранивший за собой статус депутата Максим Щепинов.

Так как состав Госдумы обновился на 48%, проследить динамику доходов всех депутатов не представляется возможным, но сравнение данных деклараций за 2015 и 2016 гг. позволяет сделать вывод о том, что существенно снизился и средний, и медианный доход парламентариев, равно как и доходы 50 самых богатых депутатов, отмечает Жвирблис. То есть в Думе, в принципе, становится меньше очень состоятельных депутатов.

Те, кто остался, тоже беднеют. Средний годовой доход депутата Госдумы за 2016 г. снизился почти на 20% примерно до 18,8 млн руб. Не помогло даже то, что у многих депутатов с небольшим доходом весьма состоятельные супруги. В общем семейном доходе депутатов доля их вторых половин выросла на 4 процентных пункта до 26%. Например, у депутата Олега Грищенко, отчитавшегося о доходе менее 5 млн руб., супруга задекларировала 182 млн руб. Супруга депутата-коммуниста Александра Некрасова обеспечила мужу второе место по семейному доходу среди всех депутатов. Она владеет предприятиями, входящими в строительный холдинг «Лидер групп», который был основан ее мужем до прихода в Думу. По итогам 2016 г. Некрасова задекларировала 646 млн руб., тогда как ее муж – 5 млн руб.

Вообще же тенденция к снижению доходов – как личных, так и семейных – у депутатов прослеживается на протяжении несколько лет, в отличие от высших чиновников и сенаторов, доходы которых, как правило, стабильны или растут (см. инфографику). Например, средний доход сенатора в 2016 г. оказался почти на 78% выше, чем годом ранее, – около 30 млн руб. Произошло этого благодаря существенному росту доходов самых состоятельных членов Совета Федерации, в прошлом крупных бизнесменов. Например, лидер по доходу, основатель камчатского «Океанрыбфлота» Валерий Пономарев задекларировал 2,6 млрд руб. – в 2,5 раза больше, чем годом ранее. А доход оказавшегося на втором месте Александра Бабакова – 318 млн руб. – вырос в 67 раз. Бабакова считают одним из бенефициаров VS Energy с активами на Украине.

Средний доход членов правительства вырос по сравнению с 2015 г. почти на 50% до 63 млн руб.

Доходы некоторых губернаторов тоже заметно увеличиваются. Например, у губернатора Московской области Андрея Воробьева доход за год вырос в 3,5 раза почти до 98 млн руб. Такими темпами он увеличивается уже второй год. Возросший доход губернатора связан с денежным переводом Людмилы Ивановны Воробьевой, матери губернатора, сообщила пресс-служба губернатора. Воробьева, супруга сенатора от Вологодской области Юрия Воробьева, отчиталась за 2016 г. о доходе в 225 млн руб. – в два с лишним раза больше 2015 г. Она давно занимается бизнесом, в частности раньше владела пакетом акций «Русской аквакультуры».

Почему не растет благосостояние депутатов?

Самый богатый желает обанкротиться

Единоросс Андрей Палкин при избрании в Думу седьмого созыва задекларировал за 2015 г. доход в 1,5 млрд руб. Еще 289 млн руб. заработала его жена. Имущество Палкина состояло из 56 квартир в Архангельской области и трех в Подмосковье, около 200 транспортных средств, преимущественно строительной техники, и долей в восьми компаниях, занимающихся строительством дорог и жилой недвижимости. Правда, выяснилось, что как депутат Архангельского областного собрания депутатов Палкин задекларировал за тот же 2015 год совсем другой доход – 483 млн руб. Расхождение в двух декларациях он сам объяснил ошибкой: случайно записал в избирательную декларацию оборот своего строительного холдинга вместо личного дохода.
По итогам декларационной кампании за 2016 г. Палкин стал самым богатым депутатом Госдумы – с личным доходом в 679 млн руб. и доходом супруги в 352 654 руб. Тем не менее в феврале 2017 г. депутат подал заявление о банкротстве, заявив, что не может заплатить обязательные платежи примерно на 100 млн руб. Арбитражный суд Архангельской области 29 марта зарегистрировал требование ФНС о включении 159 млн руб. в реестр требований кредиторов Палкина. Налоговики требовали с депутата НДС, подоходный налог и налог на прибыль после продажи депутатом имущества, а также по доходам, полученным от предпринимательской деятельности в 2015–2016 гг. Судя по декларации, в 2016 г. Палкин действительно расстался со значительной частью имущества: у него осталось шесть земельных участков, две квартиры, один жилой дом, всего два автомобиля и три прицепа. Еще две квартиры и участок у жены.
Палкин объяснял журналистам, что в 2016 г. продал имущество в рассрочку на 15 лет и не смог расплатиться с государством, потому что «дебиторская задолженность вдвое, а то и втрое выше, чем кредиторская». «Я показал, что продал, а реальных денег нет, потому что переписывалось все это имущество в основном на детей. Конечно, часть и на сторону, но в основном на детей. Практически я таким образом переписал бизнес», – объяснял Палкин в интервью BFM. Суд в качестве обеспечительной меры наложил арест на оставшееся имущество депутата.
Палкин сообщил «Ведомостям», что его доход бумажный. Депутат был зарегистрирован как индивидуальный предприниматель и по закону включал в доход дебиторскую задолженность. На нее-то и пришлась основная часть дохода, тогда как взыскать ее полностью нереально. В то же время уже к концу 2016 г. его кредиторская задолженность достигла 550 млн руб., кроме того, налоговики потребовали уплатить полный налог с активов, которые он продал сыновьям в рассрочку, – все это и стало поводом для банкротства, рассказал Палкин.
Палкин родился в Архангельской области в 1958 г. В 1990-х гг. в течение нескольких лет он работал в ОАО «Котласский ДОК», которое занималось поставками лесоматериалов. Затем основал 17 строительных компаний. С 2004 г. избрался депутатом Архангельского областного собрания депутатов.

СвернутьПрочитать полный текст

Мало преимуществ

Привлекательность статуса депутата Госдумы снижается, а идеологический курс на выдавливание крупных бизнесменов из Госдумы сохраняется, считает политолог Михаил Виноградов. Сенаторов зачистили от слишком активных крупных бизнесменов еще в 2013–2014 гг. и рост доходов Совета Федерации можно объяснить наращиванием богатства старых кадров, полагает он.

Бизнесмены разочаровались в парламентском процессе, говорит политолог Екатерина Шульман. «Прошлый созыв продемонстрировал, что бизнес-ориентированным людям в Думе особенно нечего делать ни с точки зрения лоббизма, ни с точки зрения иммунитета от уголовного преследования, который легко снимается: только в VI созыве неприкосновенности были лишены шесть депутатов», – объясняет она.

Некоторое бизнесмены просто решили не переизбираться, напоминает она. Пять депутатов, лидировавших по личным доходам за 2015 г. в Думе прошлого созыва, покинули депутатский корпус. Это участники рейтингов Forbes Александр Скоробогатько (оценка Forbes – $3 млрд, партнер Аркадия Ротенберга и Александра Пономаренко), Михаил Слипенчук (в 2015 г. вошел в рейтинг Forbes с оценкой состояния в $600 млн) и Сергей Муравленко (в 2004 г. входил в рейтинг Forbes), основатель автоторговой группы «Рольф» Сергей Петров и один из основателей холдинга СДС Александр Гридин.

«Ограничений для бизнесмена в такой работе очень много: нельзя владеть зарубежными счетами, нельзя иметь иностранные паспорта, нельзя быть членом совета директоров, – объяснял в 2016 г. «Ведомостям» Петров свое нежелание баллотироваться в Думу нового созыва. – Все это огромные нагрузки на управление, на бизнес». В предыдущей Госдуме Петров входил во фракцию «Справедливая Россия». «В то же время того, зачем я приходил – поднять политическую конкуренцию, гарантировать хотя бы независимый суд, обеспечить строительство институтов, – я добиться не смог... У нас нет закона о лоббизме. Коллеги не верят, что вы хотите принять закон на пользу всей отрасли, потому что выросли в среде, где никто так никогда не поступал», – перечислял Петров.

«Если ты находишься в оппозиции генеральной линии, для твоего семейного бизнеса возникают вполне конкретные риски. Могут прийти с проверками, найдут, на что надавить», – признается другой депутат, передавший ради работы в парламенте свой бизнес членам семьи и наемным менеджерам.

В результате ключевыми каналами рекрутирования кадров для «Единой России» стали региональные законодательные собрания и общественные деятели. Доля таких «людей системы» в новом созыве выросла, говорит Виноградов.

Еще одно объяснение падения депутатских доходов – растущая искушенность по части сокрытия реального положения дел, считают политологи. Чем больше в декларации парламентария признаков богатства, тем вероятнее, что это хоть в какой-то степени соответствует действительности, говорит Шульман. «Если человек декларирует только служебную квартиру и зарплату, то это означает, что он не ощущает обязанность раскрывать свои данные обществу», – говорит она.

Чиновники и депутаты сейчас – жертвы борьбы двух взаимоисключающих тенденций: моды на открытость и моды на аскетизм, рассуждает политолог Аббас Галлямов. Власть, с одной стороны, стремится выглядеть близкой к народу, с другой – честной. «И вот у нас есть масса богатых людей, которым, с одной стороны, надо казаться бедными, с другой – честными. А как это сделать, если ты богат?» – продолжает Галлямов. В результате кто-то выбирает открытость, а кто-то хочет казаться аскетом и переписывает имущество на жен или, например, детей. В 2016 г. передал свои активы детям, например, самый богатый депутат Госдумы этого созыва, в прошлом архангельский бизнесмен Андрей Палкин. Вместе с супругой он заработал в 2016 г., судя по декларации, более 1 млрд руб. Правда, Палкин в этом году попросил признать себя банкротом из-за невозможности оплатить долги (подробнее см. врез).

Официального запрета на большой доход и дорогостоящие активы для депутатов нет, но неофициально это не приветствуется. Есть негласные правила – например, рядовому депутату нежелательно показывать доход больше замруководителя комитета и тем более председателя, рассказал сотрудник Госдумы. Также депутатам и чиновникам не запрещено иметь недвижимость за границей, но за очень большие объекты могут «сделать внушение», отмечает собеседник «Ведомостей». Действительно, в думских декларациях огромных заграничных особняков и вилл не увидишь. Зато много сравнительно скромной недвижимости: например, супруга депутата Владимира Катенева задекларировала половину участка в 75 соток и квартиру в 86 кв. м в Финляндии, депутат Сергей Сопчук – две квартиры, два гаража и кладовку в Чехии общей площадью менее 160 кв. м.

То, что Дума демонстративно избавилась от «денежных мешков», будет способствовать росту ее популярности, считает Галлямов. Однако то, что решения в ней будут приниматься исходя из политических соображений, на пользу экономике не пойдет.

Доходы наглядно: Дума беднеет, правительство богатеет

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)