Минобороны России: Ответственность за срыв сирийских договоренностей несут США

В российском Минобороны считают, что ответственность за срыв договоренностей по Сирии лежит на США. «Сожалеем, что достигнутые с таким трудом договоренности на уровне руководителей внешнеполитических ведомств от 9 сентября были сорваны США», – приводит ТАСС слова замминистра российского военного ведомства Анатолия Антонова в ходе Сяншаньского форума по безопасности в Пекине.

«От подобных деструктивных действий Вашингтона выигрывают террористы», – указал Антонов. Он считает, что «американцы отказались (а может быть, просто не способны) размежевать оппозицию, которая сотрудничала с антиигиловской коалицией, и террористов из «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России), а также содействовать разблокированию дороги «Кастелло» – важнейшей гуманитарной артерии Алеппо». «Силами сирийского Общества Красного Полумесяца при поддержке правительственных войск на западном участке Кастелло был развернут контрольно-пропускной пункт для доставки гуманитарных грузов в Алеппо. 9-го были заключены договоренности, 14 -го он начал работать. Однако США не смогли обеспечить развертывание аналогичного КПП на территории, подконтрольной умеренной оппозиции в восточной части Кастелло», – сказал чиновник. Также он напомнил, что Россия «сто раз» просила США уточнить цели, «куда нам бить или куда нам не бить», не получая ответа. Диалог России и США по Сирии был прерван 3 октября.

Антонов подчеркнул, что «военного решения (сирийской) проблемы нет». Он призвал США «отбросить политические амбиции и сесть за стол переговоров». «Чем быстрее в Вашингтоне осознают, что только вместе с Россией можно победить терроризм, тем быстрее мы достигнем искомых международным сообществом результатов», – считает он. «Мы к такой работе с американскими коллегами, с другими западными странами готовы», – цитирует его «Интерфакс».

На сайте Минобороны подчеркивается, что Антонов «подчеркнул сохраняющуюся актуальность российской инициативы в создании широкого антитеррористического фронта», а также указал на «недопустимость использования экстремистов и террористов для продвижения геополитических интересов отдельных стран».