Регистрация Подписка




Зачем группа «Русагро» идет на Дальний Восток2

Бывший замминистра финансов Алексей Саватюгин о том, как это произошло4

Дума против террора

Ужесточить уголовную ответственность, расширить права ФСБ, ввести контроль за интернетом — такой план борьбы с терроризмом подготовила Государственная дума





Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы143
  • Фото
  • В избранное
Дума против террора

Фото: Reuters

В среду депутаты всех фракций внесут в Госдуму пакет из трех законопроектов, направленных на усиление борьбы с терроризмом, рассказали представители думских фракций. Поправки касаются уголовного, административного права, законов, регулирующих связь, интернет, банковскую, правоохранительную деятельность, работу НКО и региональных органов власти. Документы были разработаны на закрытых совещаниях Росфинмониторинга, ФСБ, МВД с депутатами, ранее работавшими в силовых структурах: Ириной Яровой (прокуратура), Олегом Денисенко (подразделение ФСБ «Альфа»), Андреем Луговым (ФСБ), а также зампредом комитета по информационной политике Леонидом Левиным и др.

Работа над поправками шла давно, но ускорилась после предновогодних событий в Волгограде: теракты показали, что есть вопросы, которые необходимо урегулировать, говорит Луговой. Он приводит пример: закон о внесудебной блокировке сайтов за экстремизм вступает в действие с 1 февраля, однако уже очень нужен, поскольку в интернете после терактов начались призывы к массовым беспорядкам на национальной почве. В Кремле нововведения одобряют: консолидированная работа силовых структур и депутатов всех фракций направлена на обеспечение безопасности, объяснил собеседник в администрации президента.

Расширение прав ФСБ

Поправки в закон о ФСБ предусматривают, что сотрудники органов безопасности получат право осуществлять личный досмотр граждан, а также досмотр транспорта, если есть подозрения в правонарушении. Сейчас сотрудники ФСБ имеют право делать это только в зоне контртеррористической операции (полицейские — повсеместно).

ФСБ уже получила эти новые полномочия на время Олимпиады в Сочи, напоминает главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов: были опасения, что они сохранятся за спецслужбой и после Игр и будут распространены на всю страну, теперь эти опасения оправдываются.

По словам сотрудника правоохранительных органов, нововведение вряд ли приведет к каким-то массовым досмотрам простых граждан, поскольку у ФСБ нет ни патрульно-постовой службы, ни помещений, куда они могли бы доставлять задержанных. С точки зрения борьбы с терроризмом эффективность этого предложения тоже неочевидна. Скорее всего ФСБ пролоббировала эту норму по тем же причинам, что ранее право на вынесение официальных предупреждений: слишком часты случаи, когда граждане игнорируют требования чекистов, а сейчас у службы появится новый легальный инструмент давления на тех, кто не подчиняется ее распоряжениям.

Появляется и административная ответственность за неподчинение антитеррористическим комиссиям, которые обычно возглавляют губернаторы: за невыполнение их требований гражданам будут грозить штрафы в 3000-5000 руб., должностным лицам — в 30 000-50 000 руб., юридическим лицам — в 300 000 — 1 млн руб.

Получить комментарии в ЦОС ФСБ не удалось.

Ужесточение уголовной ответственности

Наказание по террористическим статьям (см. врез) усиливается. Причем оно не сможет быть условным, смягчено, назначено ниже нижнего предела, не сможет применяться отсрочка наказания или освобождение по истечении срока давности. Появляется новая цель теракта — «дестабилизация деятельности органов госвласти и органов местного самоуправления». По нескольким статьям Уголовного кодекса (205 и ее модификации, 206, 211) максимальным наказанием станет пожизненное заключение. В статье 63 появится новое отягчающее обстоятельство — совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.... Читать целиком

  Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.

Ужесточение наказаний за терроризм — вопиющая идея: чем жестче будет наказание, тем меньше будет информации о готовящихся терактах у силовиков, считает Солдатов. Эксперт говорит, что до недавнего времени власть сочетала силовые и переговорные методы борьбы с терроризмом: на Кавказе не только проводились спецоперации, но и работали специальные комиссии по реабилитации боевиков — люди, выходившие из леса, делились информацией со спецслужбами. В последний год из-за Олимпиады комиссии не действовали, а теперь, видимо, выбран исключительно силовой метод борьбы, полагает эксперт.

Это полицейское государство, констатирует адвокат Владимир Жеребенков, в уголовное право вводятся двойные стандарты, а это расшатывает всю систему правосудия. Сначала обвиняемых в преступлениях, связанных с терроризмом, лишили суда присяжных, теперь их лишают права на условное наказание и сроки давности — скоро к «тройкам» придем, возмущается адвокат. Качество расследования очень низкое, нет никаких гарантий, что под обвинение не подпадут невиновные люди, кроме того, следователи часто вменяют террористические статьи просто потому, что им так удобнее: например, за терроризм (среди прочего) судили экс-сенатора Игоря Изместьева, но какой из него террорист, недоумевает Жеребенков.

Контроль за интернетом

Поправки в закон об информации обязуют физических и юридических лиц в случае, если они организуют распространение или обмен данными в интернете, хранить информацию о действиях пользователей в течение полугода и предоставлять ее по требованию правоохранительных органов. Уведомлять придется Роскомнадзор, уточняет Левин. За нарушение этих норм вводится административная ответственность: для физических лиц — штраф в 3000-5000 руб., для юридических — в 100 000-200 000 руб.

Сейчас хранить три года информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах, должны операторы связи, говорит Регина Полякова, замдиректора юридического департамента Ru-center, органы ФСБ и МВД имеют удаленный доступ к этой информации. Для крупных интернет-компаний хранить данные в течение полугода не проблема, закон может существенно усложнить жизнь небольших сайтов, cчитает источник в крупной интернет-компании.

Законопроект также дает право правительству установить порядок идентификации пользователей интернета. Как именно это будет сделано, Левин не знает, но, по его словам, очевидно, что для России неприемлем путь Китая или Белоруссии.

На иностранные ресурсы теперь распространится российская юрисдикция, если пользователи этого ресурса находятся на территории страны. Однако как на практике привлекать к ответственности такие сайты, авторы законопроекта уточнить затрудняются, отмечая, что это общемировая проблема.

Ограничение электронных платежей

Уточняется законодательство, регулирующее анонимные кошельки, или, как они названы в законе, электронные неперсонифицированные средства платежа. Сейчас анонимно электронный кошелек можно пополнить на 40 000 руб. в месяц, а после введения ограничений лимит составит 15 000 руб. Разовый платеж сейчас не может превышать 15 000 руб., а будет 1000 руб., причем только раз в сутки. Сейчас хранить в анонимном кошельке можно не более 15 000 руб., а разрешат не более 5000 руб.

Ограничения должны быть разумными и последовательными, уверена пресс-секретарь «Яндекс.Денег» Надежда Кияткина. В чем смысл ограничивать возможность перевода электронных денег, например, за игру 1000 руб., если наличными можно заплатить хоть 1 млн и никто не отследит, за что именно и кем, недоумевает она. По ее мнению, уровень доверия к безналичным инструментам перевода без открытия счета должен расти: «Это показывает и принятый недавно закон, повысивший лимиты для идентифицированных клиентов». Описанные же ограничения странны и непонятны, считает Кияткина. Ограничение на размер суммы, которая может храниться в электронном кошельке, негативно повлияет на доходы операторов, полагает аналитик «Открытие капитала» Александр Венгранович.

Слежка за НКО

В законодательство о борьбе с отмыванием денег вносится уточнение: банки должны будут сообщать Росфинмониторингу обо всех поступлениях НКО от иностранных юрлиц, граждан, международных организаций сумм более 100 000 руб. Сейчас контролю подлежат перечисления от 200 000 руб. Кроме того, контролю теперь подлежат не только переводы этих средств, но и траты.

Руководитель «Агоры» Павел Чиков говорит, что ужесточение надзора за финансами НКО на деятельности общественного сектора никак не отразится: большинство НКО даже понятия не имеют, какие приходно-расходные операции подпадают под контроль Росфинмониторинга. Это дополнительная нагрузка на банковский сектор, который вынужден будет отчитываться обо всех проводках.

В подготовке статьи участвовали Светлана Бочарова, Алексей Никольский, Анастасия Голицына.

Развитие событий: Коммунисты намерены обжаловать в КС поправки, предоставившие ФСБ право на личный досмотр граждан →

 
1.
Медведев: «Это не месть Европе, а продуманный ответ»22
2.
Обама отказал Украине в статусе основного союзника вне НАТО17
3.
Шотландцы предпочли остаться в Великобритании39