Статья опубликована в № 3961 от 17.11.2015 под заголовком: Деньги дольщиков – в надежные руки

Минстрой предлагает ужесточить финансовые требования к строителям жилья

И заставить их раскрывать бенефициаров

«Ведомостям» удалось ознакомиться с текстом поправок в закон о долевом строительстве, разработанных Минстроем. Если они вступят в силу (министр строительства и ЖКХ Михаил Мень обещал стараться, чтобы это случилось уже с 1 января 2016 г.), требования к застройщикам могут стать значительно строже, чем сейчас. По словам представителя секретариата Игоря Шувалова, первого вице-премьера, законопроект внесен в правительство и проходит согласования.

Авторы поправок предлагают установить минимальный порог для собственного капитала застройщика – не менее 5% от средней стоимости возводимого им жилья (произведение его общей площади на среднюю цену квадратного метра). Если размер капитала не дотягивает до этой планки, то нужно, чтобы сумма собственных капиталов застройщика и юридических лиц, заключивших с ним договор поручительства, составляла хотя бы 1 млрд руб. Такие требования позволят сразу отсечь финансово неустойчивые компании, объясняет представитель Минстроя.

Повысить требования к финансовой устойчивости застройщиков предлагали и московские, и подмосковные власти. В области работает более 500 строительных компаний и многие «собирают деньги с дольщиков, не имея ни гроша за душой», рассказывает губернатор Московской области Андрей Воробьев. Чтобы уменьшить их число, областные власти предложили ввести требования к размеру собственных средств застройщиков – от 100 млн до 1 млрд руб., а Москва – от 500 млн руб. «Эти деньги должны лежать или на депозите, или в ценных бумагах, – объясняет суть идеи Воробьев. – Если нет этих денег, значит, ты не можешь строить жилье и продавать его». Устойчивых строительных компаний на рынке Подмосковья 50–60, считает зампред областного правительства Герман Елянюшкин.

Заодно Минстрой предлагает сделать застройщиков более прозрачными: обязать их раскрывать на сайтах информацию о бенефициарах, публиковать копии аудиторских заключений, разрешений и проектную документацию. «Долевое строительство в России не должно ассоциироваться с обманутыми дольщиками», – объясняет представитель Минстроя.

Опрошенные «Ведомостями» застройщики опасаются, что поправки ударят по рынку, тем более в кризис: спрос низкий, цены на жилье упали, банковские кредиты дорогие, а предложения Минстроя грозят смести с рынка весь средний класс строителей, говорит сотрудник одной из компаний. «Вы не найдете компанию с такими деньгами в свободном доступе», – разводит руками другой собеседник. Сомнительным игрокам сектора жилищного строительства придется уйти с рынка, говорит представитель секретариата первого вице-премьера Игоря Шувалова. Член совета директоров ГК «Пионер» Олег Сорока полагает, что идея Минстроя сработает на масштабных проектах жилищного строительства, а привлекать средства дольщиков в небольшие точечные проекты станет невозможно.

Цели благие – повышение прозрачности и стабильности рынка, защита прав дольщиков, не спорит президент ФСК Владимир Воронин, но призывает внедрять задуманное «очень аккуратно и плавно, чтобы не схлопнуть рынок, как это было в 2005 г., когда введение закона о долевом строительстве подняло цены на квартиры в 2 раза и убило 70% мелких застройщиков». Управляющий директор группы ЛСР в Москве Иван Романов напоминает ситуацию, сложившуюся с 1 октября 2015 г., когда ужесточились требования к страховщикам ответственности застройщиков: их осталось всего 19. Возможно, будет небольшой всплеск цен на жилье, но это будет скорее эмоциональной реакцией – пройдет немного времени и рынок стабилизируется, уверен федеральный чиновник. Зато строительная отрасль оздоровится.

Цель Минстроя проста – лишить неплатежеспособных застройщиков возможности привлекать деньги дольщиков под новые жилищные проекты, объясняет аналитик БКС Марат Ибрагимов. В итоге на рынке останутся только крупные и финансово состоятельные застройщики – «это улучшит финансовое состояние отрасли, снизит риски для покупателей, кредиторов», согласен он.