Статья опубликована в № 3980 от 14.12.2015 под заголовком: Не тот суд

Споры по концессионным соглашениям должен рассматривать только российский суд

Такое основание для отказа НКК в выплате 332 млн рублей из городского бюджета нашел петербургский арбитраж

Спор о взыскании с администрации Петербурга в пользу Невской концессионной компании (НКК) 332 млн руб. за несостоявшийся проект Орловского тоннеля не должен был рассматриваться парижским третейским судом, установил Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти. Он признал ничтожным третейское соглашение о передаче спора в данный суд, прописанное в концессионном соглашении. Мотивировочная часть решения была опубликована в конце прошлой недели. Концессионное соглашение с НКК о строительстве Орловского тоннеля было заключено в 2010 г., когда губернатором была Валентина Матвиенко, от проекта, стоимость которого выросла с 44,7 млрд до 70 млрд руб., власти отказались в 2012 г., признав его неэффективным. НКК потеряла на проекте 1,5 млрд руб., а получила только 1,2 млрд руб. В феврале 2015 г. третейский суд постановил взыскать в пользу концессионера 332 млн руб. Оспорить это решение в московском арбитраже чиновникам не удалось. Но 8 декабря петербургский арбитраж отказал НКК в выдаче исполнительного листа.

Решение третейского суда нарушило основополагающие принципы российского права, посчитал суд. Хотя местом третейского разбирательства была Москва, а язык – русским, суд был образован в Париже, в качестве применимых правил разбирательства определен Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ (основной юридический орган ООН по праву международной торговли), состав суда определила Международная торговая палата, которая не является постоянно действующим третейским судом РФ, решил суд. Он ссылается на ст. 17 закона «О концессионных соглашениях», согласно которой споры по ним разрешаются «в соответствии с законодательством РФ в судах, арбитражных судах, третейских судах РФ».

Из решения следует, что споры не только не могут быть рассмотрены вне территории России, но также и по правилам зарубежных судов, удивляется старший юрист Herbert Smith Freehills Роман Чураков. Стороны договорились решать споры по соглашению на территории РФ, но по правилам международной торговой палаты в Париже и это не противоречило букве закона, добавляет он.

«Формулировки соглашения вырабатывались очень долго, а теперь выходит, что никто, в том числе администрация, не заметил, что они противоречат закону», – недоумевает представитель НКК Шавкат Кары-Ниязов. НКК будет оспаривать это решение, говорит он. По его словам, вопрос судебных разбирательств был согласован с учетом пожеланий французской Vinci, которая вышла из проекта в 2011 г. «Теоретически шансы оспорить очень высоки, но нельзя забывать о политической и финансовой ситуации в России, ведь в общем контексте импортозамещения могут возникнуть опасения, что иностранный суд навязывает свои порядки и выносит решения по взысканиям против российской казны», – рассуждает Чураков.

Есть прямое указание закона о рассмотрении споров по концессионным соглашениям только в российских третейских судах, значит, у парижского третейского суда отсутствовала компетенция, считает Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда Москвы. По данным Кравцова, российские арбитражные суды за 2014 г. не удовлетворили примерно 30% исков о выдаче исполнительных листов на решения иностранных судов и столько же – на решения российских третейских судов. По статистике Верховного суда, за 2014 г. арбитражи России отменили 10% решений третейских судов, добавляет он.