Статья опубликована в № 3164 от 13.08.2012 под заголовком: Опасное станет тайным

Чиновники и эксперты выступают за закрытие черного списка сайтов

Реестр сайтов, содержащих вредную для детей информацию, не должен быть публичным, считают в рабочей группе при Минкомсвязи: достаточно установить общественный контроль за чиновниками, ведущими реестр, и сделать доступной информацию, что вредно, а что нет
М.Стулов / Ведомости

Объединенная рабочая группа из парламентариев, представителей Минкомсвязи и интернет-сообщества обсудила подзаконные акты, необходимые для вступления в силу с 1 ноября 2012 г. механизма блокировки доступа к сайтам, содержащим опасную для детей информацию: детское порно, пропаганду суицида и наркотиков. Поправки в законы «О связи», «О защите детей» и «Об информации...», узаконивающие создание реестра опасных веб-страниц и механизм блокирования внесенных в него адресов, уже утверждены, напоминает один из их инициаторов – зампред Госдумы Сергей Железняк, осталось уточнить детали, разработав подзаконные акты.

Одна из таких деталей – должен реестр быть публичным или закрытым. Участники совещания высказались за второй вариант, сообщило Минкомсвязи. Реестр не должен быть доступным, иначе это будет не борьба с противоправными сайтами, а, наоборот, их реклама – такова позиция и экспертного сообщества, и Минкомсвязи, заявил «Ведомостям» замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин. Закрытость реестра не создает почвы для давления на администрации сайтов, считает Волин: в законе сказано, что, если та или иная страница сайта вносится в реестр, его администрация уведомляется об этом немедленно. Другое дело, продолжает он, что необходим общественный мониторинг за решениями органов, полномочных признавать ту или иную информацию противозаконной, – Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, МВД и т. д. Участники совещания предложили создать систему такого мониторинга с участием представителей отрасли, которая регистрировала бы решения этих органов и отмечала все попытки расширительного толкования закона, заключает Волин.

Это может быть общественный совет, который будет также отслеживать и предавать гласности случаи мошенничества – например, когда некто выдает себя за посредника в переговорах между регулятором, ведущим реестр, и администрацией сайта, которому может угрожать закрытие, предлагает исполнительный директор Лиги безопасного интернета (основной идеолог введения реестра) Денис Давыдов.

Механизм общественного контроля за черным списком сайтов должен предусматривать также возможность проверять, почему недоступен тот или иной ресурс. Это должна быть система наподобие службы регистраторов доменных имен whois, считает участник рабочей группы, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко: «Когда мы хотим узнать, что с доменом, почему он не открывается, мы заходим и видим, что он может быть не оплачен, может быть заблокирован, может быть, у него администратор меняется, но мы никогда не видим полный перечень всех доменов».

Эксперты, продолжает он, предложили также создать систему автоматической переадресации запроса – чтобы она перенаправляла пользователя на страницу с объяснением, почему адрес заблокирован.

Публиковать черный список не нужно – он привлечет болезненный интерес части людей, считает Плуготаренко.

«Это будет каталог поганого контента», – согласен управляющий партнер компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов.

Реестр должен быть открытым, иначе возможности контроля за формированием реестра будут ограниченными – в частности, со стороны пользователей, возражает представитель «Яндекса» Очир Манджиков, а удовлетворить болезненный интерес все равно не удастся – все внесенные в реестр ссылки и адреса будут заблокированы (см. врез на стр. 07). Любую техническую блокировку можно обойти, считает Плуготаренко.

Реестр должен быть закрыт от пользователей, но открыт для операторов, хостинг-провайдеров и интернет-компаний, полагает директор по взаимодействию с госорганами «Google Россия» Марина Жунич, у них должна быть возможность постоянно отслеживать изменения в реестре, чтобы снимать блокировку с сайтов, удаливших противоправный контент.

Важно, чтобы и реестр вредных для детей сайтов вела государственная организация: тогда снижается риск конфликта интересов, говорит Манджиков. Предполагается, что так и будет: реестр поручат Роскомнадзору, следует из сообщения Минкомсвязи. Представитель Роскомнадзора воздержался от комментариев.

Решение закрыть черный список сайтов от публики можно понять, но такое ограничение доступа к информации о деятельности органов власти должно быть законом, иначе это может нарушить действующее законодательство, предупреждает партнер юридической фирмы Salans Виктор Наумов. Справочный сервис запросов по отдельным сайтам лучше полного закрытия базы, но тоже небезукоризненное решение, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать