Статья опубликована в № 3805 от 06.04.2015 под заголовком: Хартия белого импорта

Дистрибуторы электроники договорились обелить импорт

Это не приведет к заметному росту цен, уверяют участники рынка

  • Павел Кантышев,
  • Анастасия Голицына
Конечные цены от обеления импорта почти не вырастут, уверяют компании, подписавшие хартию
П. Ковалев / PhotoXPress

Около 10 крупнейших российских IT-дистрибуторов в пятницу подписали хартию о переходе на прозрачные схемы импорта электроники в Россию, сообщил президент Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) Николай Комлев. Подписание хартии «Ведомостям» подтвердили вице-президент группы компаний «Ланит» Филипп Генс (дистрибуторы diHaus, «Треолан» и CompTek), президент OCS Distribution Алексей Калинин и старший вице-президент компании «Марвел-дистрибуция» Константин Шляхов. Представитель Merlion отказалась от комментариев. Запрос в DNS остался без ответа.

АПКИТ несколько лет призывала рынок обелить импорт, процесс ускорился в конце 2014 г., когда к делу подключилась Федеральная налоговая служба (ФНС), говорит Комлев (см. врез).

Козырная карта

Некоторые крупные дистрибуторы IT, бытовой техники и электроники представляют собой «облако из маленьких фирм с колоссальными потоками, с низкими ценами импортируемой продукции, сомнительными схемами ввоза оборудования и его растаможивания», объяснял Егоров. Из-за занижения цен ввоза бюджет недополучал НДС и импортную пошлину, потом товар проходил через цепочку фирм, одна из которых не платила НДС, а затем цена «восстанавливалась» в рознице. Изучив схему работы одного из дистрибуторов, налоговики осенью 2014 г. встретились с его руководителями и разложили огромную карту: на ней была нарисована схема из «облака» фирм, через которые шли поставки и финансовые потоки. Изучив ее, собственники дистрибутора согласились изменить схему работы, а также поработать со всем рынком, чтобы он «прошел некую очистку», рассказывал Егоров. Самому дистрибутору доначислено более 1 млрд руб.

Из-за серого импорта бюджет ежегодно недополучал миллиарды рублей, говорит замруководителя ФНС Даниил Егоров. Руководитель одного из дистрибуторов оценивает экономию от схем в 5–15% отчислений.

Дистрибуторам придется платить больше, зато будет создана «новая налоговая среда и культура уплаты налогов» и рухнет баррикада между налоговой и налогоплательщиками, отмечает Егоров: появится понимание того, «что у ФНС нет и не может быть к тебе никаких вопросов, позволяет абсолютно законно спрашивать у контролера, почему кто-то ведет себя недобросовестно».

Государству не всегда хватало ресурсов контролировать рынок, поэтому компании приняли решение о саморегуляции, говорит Комлев. Нельзя было перейти на прозрачные схемы, если бы об этом договорились всего несколько компаний, остальные получили бы конкурентное преимущество в виде более низких цен, объясняет он. Хартия позволит выявлять компании, пытающиеся получать конкурентные преимущества за счет уклонения от «прозрачного» декларирования товаров при импорте или за счет уклонения от уплаты налогов, соглашается Шляхов. Большие игроки поведут за собой остальных и рынок самоорганизуется, говорит Калинин. Не принявшие хартию компании столкнутся с двойными проблемами – со стороны подписавших ее компаний и со стороны ФНС, предупреждает он.

Таможенная служба (ФТС) получит список согласившихся с хартией компаний, и те, кого в нем не окажется, будут пользоваться повышенным вниманием таможенников – такая идея известна Генсу. Подписанты также смогут сообщать о серых схемах комитету АПКИТ по этике, чтобы принимать решение о воздействии на нарушителя.

Легальный импорт предполагает уплату таможенного НДС (18%) и таможенной пошлины (для смартфонов – 5%), объясняет директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов. По ее данным, в 2014 г. в Россию ввезено 25 млн смартфонов общей стоимостью 245 млрд руб., 5,3 млн ноутбуков на 115 млрд руб. Полное обеление импорта не вызовет роста конечных цен товаров на сумму таможенных платежей, поскольку у серого импорта тоже есть своя себестоимость, в том числе связанная с коррупционными издержками, уверен Гуськов.

Велика вероятность, что цены не вырастут вовсе, особенно на товары китайских производителей, продолжает Гуськов. После легализации компании вынуждены будут уменьшить свою маржу – в сравнении с привычной маржей серого импорта.

Конечные цены на продукцию вряд ли вырастут, поскольку значительная часть рынка и так работала по-белому, соглашается Генс. Они намного больше зависят от курса доллара, чем от схемы импорта, говорит Шляхов: цены могут измениться незначительно либо совсем не измениться.

Сотрудник одного из вендоров знает, что лишь 7% повышения с декабря конечных цен на гаджеты его компании пришлось на обеление схем импорта дистрибуторами.

Действующие с этого года новые правила электронного декларирования НДС позволяют эффективно администрировать сбор налогов, отмечает Шляхов. ФНС может проследить изменение цены по каждой единице товара от границы до конечного покупателя и увидеть уплаченные налоги и потерянную добавленную стоимость и прибыль, говорит Калинин. «Нам положили на стол всю схему потоков компании за многие годы, дальше вопрос был только во времени, которое нужно было ФНС для сбора документов, чтобы доначислить НДС. Если бы они пришли, имея сегодняшнюю систему отчетности, то закончили бы проверку за неделю», – говорит человек из крупной IT-компании. Он уверен, что после крупных игроков ФНС переключится на более мелкие компании и на заказчиков.

Месяц назад на встрече с дистрибуторами Егоров говорил, что разрабатывающаяся ФНС модель поведения не ограничивается рынком электроники и бытовой техники – она будет действовать на всех рынках России, сообщается на сайте ФНС.

«Эти ребята из налоговой действительно сделали умную систему, которую будут масштабировать на другие рынки, они нацелены на фармацевтическую и ювелирную отрасли, а потом и на остальных», – знает человек из крупной IT-компании.