Статья опубликована в № 3858 от 24.06.2015 под заголовком: Минкомсвязи выписывает опционы

Минкомсвязи вводит понятие опционного вознаграждения для сотрудников

В первую очередь это пригодится IT-компаниям

Правительство обязало Минкомсвязи к концу 2014 г. ввести понятие опционного вознаграждения в российское законодательство. Ведомство исполнило поручение с небольшим опозданием: сейчас оно только готовится передать законопроект в правительство, уточнили в пресс-службе Минкомсвязи.

Опционное вознаграждение – это договор между компанией и ее сотрудником, обещающий ему долю в уставном капитале компании (или сразу деньги) при наступлении некоторых условий: например, это может быть выход компании на биржу или достижение ею безубыточности. Опционы полезны для долгосрочной мотивации сотрудников, но в российском праве они отсутствуют, говорится в пояснительной записке Минкомсвязи. Поэтому компании заключают опционные договоры со своими сотрудниками в иностранных юрисдикциях или пользуются сложными юридическими конструкциями, которые не гарантируют результат, уточняет документ.

По нынешним законам компания не может владеть своими акциями дольше года, но до выдачи опциона сотруднику может пройти 5–7 лет, говорится в пояснительной записке к законопроекту, который предлагает увеличить этот срок до 7 лет. Кроме того, сейчас компании могут выкупить до 10% своих акций, чего может не хватить на опционы для ценных сотрудников, и Минкомсвязи намерено увеличить эту долю до 25%. Также опционы смогут получать не только работники, но и привлеченные специалисты.

Поправки Минкомсвязи коснутся акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Ими может воспользоваться любая российская компания, но они будут полезны в первую очередь IT-компаниям и венчурным компаниям, объясняет представитель Минкомсвязи. Один из идеологов внесения поправок по опционам – бывший замминистра связи Марк Шмулевич говорит, что среди них много обществ с ограниченной ответственностью и они много лет нуждаются в такой схеме поощрения своих сотрудников.

Как правило, крупные компании заключают со своими сотрудниками форвардные контракты, которые обязуют их выкупить акции по определенной цене, объясняет исполнительный директор Ассоциации профессиональных инвесторов Александр Шевчук. По словам юриста частной практики Кирилла Рюрикова, для основателей небольших IT-компаний такие опционы невыгодны: чтобы выполнить их условия, им придется ввести сотрудника в свой круг. А поскольку обыкновенных неголосующих акций в России нет, миноритарный сотрудник может осложнить управление компанией. По словам Рюрикова, риск есть и для сотрудника, потому что он заключает соглашение не с самой компанией, а с ее основателем. Тот, в свою очередь, может продать свой пакет акций или поссориться с этим сотрудником и для защиты своих прав работнику придется обратиться к недешевым адвокатам, рассуждает Рюриков. Замдиректора по правовым вопросам Фонда развития интернет-инициатив Искендер Нурбеков говорит, что основатели некоторых проектов фонда давали опцион своим сотрудникам в форме устной договоренности.

Больше половины портфельных компаний венчурного фонда Prostor Capital используют опционные программы, структурированные по английскому праву, говорит его управляющий директор Алексей Соловьев. По его словам, легализация опционов в российском праве полезна для венчурного рынка, на котором сейчас около 80% сделок заключается в иностранном праве. Вместе с другими поправками в законодательство появление опционов может способствовать переводу сделок из иностранной юрисдикции в российскую, соглашаются Соловьев и Нурбеков.

«Яндекс» выдает опционы своим сотрудникам на основе международного права, однако учитывая российское законодательство: например, работающие в России сотрудники платят здесь налоги от доходов с опционов, сообщили в пресс-службе компании.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать