Статья опубликована в № 3974 от 04.12.2015 под заголовком: Российский вклад в «единорога»

Target Global вложил $13 млн в американский стартап Blue Apron

Российский капитал – редкий гость на американском венчурном рынке

Венчурный фонд Target Global инвестировал $13 млн в американский сервис Blue Apron, доставляющий ингредиенты для приготовления блюд на дому. Об этом «Ведомостям» сообщил управляющий партнер фонда Михаил Лобанов. Target Global приобрел 0,65% компании и через два года ожидает размещения ее акций на открытом рынке, говорит Лобанов. Фонд рассчитывает вернуть инвестиции с доходностью не менее 50%, поскольку показатели компании растут на 300% год к году, заявляет он. Представитель Blue Apron не ответил на запрос «Ведомостей».

Blue Apron была основана в 2012 г. По данным американской базы стартапов Crunchbase, с тех пор она привлекла $193 млн в четырех раундах от 16 инвесторов. Среди них, например, Fidelity Investments, известный тем, что вкладывался в Airbnb, Uber и Pinterest, и Bessemer Venture Partners, который инвестировал в 279 компаний – эти инвестиции привели к 72 выходам и 25 IPO, следует из базы Crunchbase. В последнем раунде в июне 2015 г. Blue Apron привлекла $135 млн, оценка компании тогда составила $2 млрд (см. врез), сообщала The Wall Street Journal. Лобанов не раскрыл, купил ли фонд долю существующего инвестора или приобрел акции в ходе дополнительной эмиссии, сославшись на договоренность с компанией. По его словам, кроме Target Global в сделке участвовал еще один российский семейный капитал, назвать который Лобанов также отказался.

За акции Blue Apron соревновалось множество фондов, поэтому участвовать в сделке было непросто, говорит Лобанов. Опрошенные «Ведомостями» участники венчурного рынка соглашаются, что российским фондам непросто конкурировать с американскими коллегами. Фонд Leta Capital пробовал начать работу на американском рынке, но отказался от этой идеи и сейчас в портфеле фонда – только один стартап из США, делится основатель фонда Александр Чачава. Российскому фонду мало прийти с деньгами – стартап еще должен принять их, но, по словам Чачавы, между американским и российским фондом тот почти всегда выберет американский.

131 «единорог»

По данным WSJ, сейчас в мире насчитывается 131 стартап с капитализацией выше $1 млрд. На сленге венчурных инвесторов такие компании зовутся «единорогами» (англ. unicorn). Крупнейший из них – Uber, в августе 2015 г. оцененный в $51 млрд.

Во-первых, фонды из США мощнее финансово и, вкладывая в компанию на ранней стадии, они резервируют деньги под будущие раунды. Во-вторых, у американских фондов налажен канал продажи стартапов, рассуждает Чачава. С ним соглашаются управляющий директор фонда Prostor Capital Алексей Соловьев и партнер фонда Gagarin Capital Partners Николай Давыдов, переехавший в Кремниевую долину для развития бизнеса своего фонда. По словам Давыдова, помимо связей со стратегическими инвесторами крупные американские фонды помогают стартапам юристами, финансистами, рекрутерами, международными связями. Такие фонды Давыдов называет конвейерами. А российским фондам нечего предложить качественному западному стартапу, кроме денег, продолжает мысль коллеги Соловьев.

Большинство таких сделок проходят по клубному принципу и со стороны в них не попасть, уверен партнер венчурного фонда GVA Vestor.In (сейчас фонд выходит на рынок США) Павел Черкашин. Чтобы участвовать в сделке, такой инвестор должен либо переплатить, либо предложить экспертизу – например, выхода на рынок других стран, однако к перспективным направлениям Россия не относится, отмечает Черкашин. Вероятно, участвовать в такой сделке можно, лишь переплатив и заручившись рекомендациями, полагает Давыдов. Лобанов напоминает, что в апреле 2015 г. Target Global уже инвестировал в американский проект Prosper, в который несколько лет назад также вкладывался фонд Sequoia Capital. По данным базы стартапов CBInsights, он оценивается в $1,9 млрд. По мнению сооснователя венчурного фонда Runa Capital Сергея Белоусова, российское происхождение не является плюсом в США, но и не блокирует работу фонда. Белоусов не отмечает сложностей в работе Runa Capital в США из-за российских корней фонда.

Но есть и исключения – например, DST Global Юрия Мильнера, обладающий репутацией и нужными связями в США, говорит представитель американского стартапа Trucker Path Мария Глазкова. С ней соглашается Давыдов, отмечающий, что попадание Мильнера в клуб инвесторов – результат колоссальных усилий, например выдачи научных премий.

В октябре стало известно, что O1 Group Бориса Минца вложилась в американский Palantir, по данным базы CBInsights, оцененный в $20 млрд, а также в Prosper. А месяцем ранее председатель совета директоров группы «Сумма» Зиявудин Магомедов создал венчурный фонд Caspian VC Partners размером до $300 млн и сообщил об инвестициях в Uber и Hyperloop Technologies. В сделке с Uber мог участвовать только фонд с международным менеджментом, уверял Соловьев из Prostor Capital. Представитель «Суммы» Евгений Тимошинов уточнял, что управляющую компанию фонда возглавит Уильям Шор, известный по своей работе в сфере частных и портфельных инвестиций в Европе.