Статья опубликована в № 4024 от 29.02.2016 под заголовком: Скованные одной цепью

Запрет биткоина в России поставил под сомнение технологию blockchain

Но ее применение может принести пользу даже без криптовалюты

Виртуальные деньги и их технологии могут совершить переворот в системе банковских платежей, считает президент Сбербанка Герман Греф. «В мире информационных технологий произошло пять революций: изобретение компьютеров, создание персональных компьютеров, интернета, социальных сетей и blockchain», – делился он своими впечатлениями в ходе Всемирного экономического форума в Давосе.

Сами виртуальные деньги в России пока запрещены регуляторами - операции с ними Центробанк рассматривает как сомнительные. Тем не менее Банк России изучает вопросы технологий распределенной обработки и учета финансовой информации в собственной рабочей группе, сообщил его представитель в ответ на запрос «Ведомостей». Ее участники должны изучить основные тенденции, практики и связанные риски, а также определить подходы к регулированию этой сферы. Завершения этой работы ЦБ ожидает в июне 2016 г.

Технологии блочных цепей (blockchain) – это протокол взаимодействия и способ хранения информации, использованный, в частности, при создании биткоина, рассказывает основатель Bits.media Иван Тихонов. В биткоине она представляет собой запись всех транзакций, сделанных с использованием биткоинов. Записи не централизованы, хранятся на разных компьютерах, и их подлинность проверяется участниками сети, а не единым контролирующим органом.

Технология блочных цепей позволяет быть уверенным в неизменности переданных данных, рассказывает куратор рабочей группы FinNet «Национальной технологической инициативы» Александр Якубов. Это достигается тем, что в каждый блок данных встраивается вычисленная контрольная сумма предыдущего блока – похожая технология используется в торрентах. Таким образом, блоки выстраиваются в связанную цепь и невозможно ни изменить блок в ее середине, ни извлечь его – это неминуемо обнаружится при проверке последующих блоков, объясняет он.

Вlockchain – не универсальное решение, и, как и у любой технологии, у blockchain есть свои плюсы и минусы, однако в некоторых областях его внедрение может существенно сократить издержки, уверен Тихонов.

Финансовые институты заинтересованы в переводе денег и транзакций в цифровую форму, однако в такой форме деньги – это просто информация, которую легко скопировать. «Возникает риск двойной траты – как если бы вы покупали шоколадку за купюру в 100 руб. и у продавца возник бы вопрос, не расплатились ли вы этой же купюрой еще где-то», – сравнивает Тихонов.

Классическое решение этой проблемы – сделать какую-то закрытую базу данных и хранить в ней всю информацию о балансах, лимитах, возможностях пользователей этой системы, рассказывает Тихонов. Минусы такого решения – это зависимость от надежности системы и бесперебойности ее работы. Перевод денег из одной системы в другую предполагает комиссию за обслуживание, если же транзакция предполагает целую цепочку посредников, то затраты будут весьма весомыми. Кроме того, участники такой системы должны доверять друг другу, чтобы быть уверенными, что их не обманут, замечает Тихонов.

Blockchain позволяет не создавать централизованную базу, а организовать p2p (peer-to-peer) взаимодействие напрямую между пользователями, продолжает Тихонов. Клиенты могут хранить всю информацию у себя в компьютере и там же проверять приходящие транзакции, а безопасность обеспечивается криптографическими алгоритмами. В этом случае посредников нет и транзакции получаются очень дешевыми или вообще бесплатными, объясняет Тихонов.

Цепная реакция

В blockchain не существует владельца информационной системы, архитектура подразумевает, что в каждой точке концентрации IT-ресурсов, вовлеченных в blockchain, лежит некая динамическая копия всего информационного массива. Таким образом, если кто-то из участников выйдет из системы, она не пострадает, потому что эта информация продублирована у остальных, рассказывает гендиректор «Яндекс.Денег» Мария Грачева. В результате у системы нет единого владельца, который может «все выключить». С точки зрения финансовых компаний такая система более надежна, стабильна и быстра, уверяет она.

Однако наиболее полезные качества blockchain становятся препятствием для его распространения, продолжает Грачева. В каждой из отраслей, где можно применить blockchain, есть свои регуляторы и владельцы информации. Так, система передачи финансовых сообщений ЦБ – расчетно-кассовый центр – берет комиссию с каждой транзакции между банками. «В случае внедрения блокчейна в сферу межбанковских расчетов эта система окажется невостребованной», - говорит Грачева

Развитие blockchain приведет к ликвидации многих государственных структур, рассказывал Греф на Всемирном экономическом форуме в Давосе. С ним согласен Тихонов: целые ведомства можно будет заменить одним скриптом, который работает надежнее, быстрее и без злоупотреблений. Например, blockchain позволит легко проследить историю передачи прав на объект недвижимости и быстрее и проще подготовить документ о передаче собственности – с использованием электронной подписи покупателя и продавца. «Это решение, основанное на беспристрастной математике. Чем оно хуже классического решения с нотариусом, обычной подписью и печатью – не совсем понятно», – сетует Тихонов. Сейчас же результаты работы таких систем не являются юридически значимыми, напоминает эксперт.

В то, что blockchain в России сможет развиваться силами одного лишь бизнеса, Грачева не верит. Помимо того что для написания системы нужны большие инвестиции, ее работа невозможна без предварительной договоренности и принципиального согласия всех возможных участников этой системы, считает она. Например, если делать blockchain-хранилище по штрафам автоинспекции, то управления ГИБДД во всех городах должны поставить себе соответствующий софт. Более того, каждый сотрудник службы, выписывая штраф, должен делать это через устройство, включенное в эту систему. «Чтобы какой-то сегмент рынка смог серьезно выиграть от применения блокчейна, все его участники, а также регулятор, должны договориться и действовать слаженно», - сомневается Грачева.

«Яндекс.Деньги» тоже пока не собираются применять blockchain. Это возможно лишь в случае, если рынок самоорганизуется и решит двигаться в эту сторону, говорит Грачева, либо если такая самоорганизация произойдет по «инициативе сверху».

Путаница в головах

Потенциальных инвесторов от blockchain отпугнул запрет криптовалют в России. Когда в 2014 г. Банк России выпустил информационное письмо о том, что сделки с криптовалютами будут рассматриваться как сомнительные, вся предпринимательская активность в этой сфере исчезла, вспоминает руководитель Blockchain Community Алекс Форк. Дело в том, что большая часть разработчиков и предпринимателей, заинтересовавшихся blockchain, изучали эту технологию именно на почве биткоина. «Когда этой почвы здесь не стало, мы потеряли и компетенции, и людей – очень многие специалисты просто уехали», – констатирует Форк. Сейчас, по его мнению, российскому blockchain-сообществу придется изучать технологию с нуля, в отрыве от биткоина.

Проблема в том, что не все понимают разницу между биткоином и blockchain – технологией, на основе которой он работает, отмечает Форк. «Пока в головах царит путаница вокруг самого термина blockchain. Поэтому у людей нет четкого понимания, может быть им полезна эта технология или нет», – резюмирует советник председателя правления банка «Уралсиб» Максим Белоусов.

Банк России выступает за использование технологии blockchain, но против использования денежных суррогатов, включая виртуальную валюту биткоин, сообщил 25 февраля замдиректора департамента регулирования расчетов Центробанка Андрей Шамраев. «Позиция Центрального банка озвучивалась, мы за технологию всеми руками, но против суррогатов», – процитировал его «Интерфакс».

Герман Греф, президент Сбербанка
Герман Греф, президент Сбербанка

«Каждый плательщик налогов сможет отследить свой конкретный платеж. Вообще, они (разработчики blockchain. – «Интерфакс») ведут речь о том, что налоговая система станет персональной, что ты сможешь платить налоги на конкретные нужды и отследить, куда пошел твой платеж. Это совсем другая концепция. Нужно, конечно, еще осмысливать, нужно поменять свое мышление полностью».
Выступление на деловом завтраке Сбербанка в Давосе, 22 января 2016 г. (цитата по «Интерфаксу»)

Для использования технологии блочных цепей в интересах ЦБ или других участников рынка нет никаких препятствий, считает Форк. Децентрализация, большое количество участников и неподконтрольность никому из них – это характеристики биткоина, а не blockchain, напоминает он. А блочные цепи – это просто архитектура распределенного взаимодействия между узлами, и отдельные ее параметры поддаются программированию.

Можно, например, сделать так, чтобы только три узла контролировали всю сеть и их коллегиальное согласие позволяло проводить операции, объясняет Форк. В России ЦБ является центром денежной эмиссии, и для использования технологии blockchain не нужно менять что-то в финансовой системе страны. На основе исходного кода биткоина можно создать криптовалюту, одна единица которой будет равна 1 руб., и провести полную эмиссию этой криптовалюты на один счет, которым будет управлять ЦБ. Более того, можно заложить возможность контроля третьим лицом над управлением денежными средствами в рамках этой платежной системы. Таким образом в распоряжении ЦБ появится усовершенствованный биткоин, «централизованный» по своей форме и подконтрольный конкретному владельцу, говорит Форк.

Организация национальной платежной системы на основе blockchain не потребует гигантских инвестиций, поскольку ее архитектуру можно базировать на существующих open-source решениях, уверен Форк. У биткоина открытый код, его можно скопировать и усовершенствовать, чтобы он отвечал требованиям национальной платежной системы. Это вопрос политической воли и наличия центра экспертизы, который сможет создавать необходимые государству архитектурные решения, считает Форк.

Идеология blockchain очень правильная и привлекательная – в первую очередь с точки зрения безопасности транзакций, отмечает Белоусов, но подчеркивает, что банки должны рассматривать возможность использования «модных технологических подходов» через призму своих конкретных задач.

Специалистами «Уралсиба» технология распределенного реестра применялась при создании одного из приложений, утверждает Белоусов. Что это за приложение он не сказал, объяснив, что оно создавалось в целях информационной безопасности банка.

Применение blockchain дало результат, однако существенных преимуществ по сравнению с традиционными решениями специалисты «Уралсиба» не заметили, замечает Белоусов. Более того, при использовании транзакционного блока в виде blockchain эксперты банка отметили проблему со скоростью обработки данных, в результате чего не вся информация отображалась последовательно и корректно. Тем не менее blockchain надо внимательно изучать и точечно применять, даже если это не даст ощутимого эффекта в ближайшей перспективе, считает Белоусов. Другое дело, что в банковской сфере сейчас есть насущные бизнес-задачи и большинству ее представителей «сейчас просто не до blockchain», констатирует Белоусов.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)