Статья опубликована в № 4084 от 30.05.2016 под заголовком: Вещи присмотрят друг за другом

Четвертая промышленная революция уже в России

Какие технологии интернета вещей разрабатываются у нас

Интернетом вещей (Internet of things, IoT) чаще всего называют технологии подключения к сети и онлайн-управления различными устройствами. Аналитики IDC, например, ключевым фактором, позволяющим использовать термин IoT, считают автономность устройств – их способность обмениваться данными без участия человека.

Внедрение интернета вещей IDC относит к признакам четвертой промышленной революции. Не все взгляды так радикальны. Хотя интернет вещей и соединяет два доселе совершенно не пересекавшихся IT-сегмента – автоматизацию человеческого труда (офисные приложения, ERP-системы и т. д.) и автоматизированные системы управления (АСУ) технологическими производствами, – но полной смены технологического уклада не будет, говорит гендиректор PTC в России и СНГ Андрей Шолохов. Просто возникнет возможность внедрять комплексные системы автоматизации, работающие с проводными и беспроводными АСУ.

Возглавить процесс хочет государственный «Ростелеком», собирающий консорциум заинтересованных участников. «Ростелеком» хочет работать с теми, у кого есть глубокая экспертиза в той или иной отрасли, наработанные программные продукты и решения, говорит директор центра стратегических инноваций «Ростелекома» Борис Глазков. В пример он приводит холдинг «Ротек» (принадлежит группе «Ренова» Виктора Вексельберга): с ним обсуждается проект удаленного мониторинга парогазовых установок на электростанциях.

По словам представителя «Ротека» Дениса Белозерова, компания с 2012 г. разрабатывает систему мониторинга турбин «Прана». В разработку вложено более $5,5 млн, к системе подключены энергоблоки ряда электростанций на Урале и в центре России. Главное отличие «Праны» от зарубежных систем – она не просто наблюдает за оборудованием, но и прогнозирует его состояние, причем ее математические модели пригодны для любого промышленного оборудования и сооружений. Предупреждение о возможном инциденте, грозящем аварией, система выдает за 2–3 месяца до его возникновения; за время эксплуатации «Прана» выявила и предупредила более 30 таких случаев.

Дальше всего в IoT продвинулись сотовые операторы, сети которых покрывают большую часть территории страны. Но применение сотовых технологий далеко не всегда оправданно, цитирует MIT Technology Review Крейга Фостера, аналитика по IoT из ABI Research. Так, из-за проблем с покрытием умные счетчики в сельских районах не всегда смогут подключиться к сотовой сети.

Поэтому для подключения умных устройств предполагается использовать так называемые сети LPWAN (Low-power Wide-area Network) – энергоэффективные сети дальнего радиуса действия, работающие на частотах общего пользования (как WiFi). В Европе и России это частота 868 МГц.

Одну из таких технологий разработала французская Sigfox. Для покрытия всей Франции ей хватило 1200 базовых станций, в Испании – 1300.

В сравнении с GSM-сетями решение Sigfox гораздо дешевле, потребляет меньше энергии и работает на гораздо более дальних расстояниях, цитировал MIT Technology Review Томаса Николса, директора по развитию бизнеса Sigfox. Особенность другого стандарта LoRaWAN (Long Range WAN) – низкая частота и узкая полоса передачи данных – позволяет создавать метки IoT, способные работать от одной батарейки годы, говорит Анатолий Сморгонский, один из основных владельцев российского стартапа Starnet, готовящегося к строительству такой сети.

LoRaWAN – открытый стандарт, разработанный исследовательским центром IBM Research и компанией Semtech. Сеть на этой технологии, покрывающую Южную Африку, построила компания FastNet, «дочка» местного провайдера Telkom SA, на 39% государственного.

Чтобы покрыть Россию сетью LPWAN стандарта LoRaWAN, потребуется всего около 5000–6000 базовых станций, оценивает Сморгонский. Радиус покрытия базовой станции в сельской местности составляет до 90 км, а в городе сокращается до 6 км. Но поскольку использование частот, на которых работают устройства LoRaWAN, законодательно сильно ограничено, то крайне важно, чтобы при развитии сетей IoT, использующих LoRaWAN или конкурирующие стандарты передачи данных, не повторилась история с технологией WiFi и радиоспектр не был забит массой разнородных устройств. Избежать коллапса можно только путем построения в России единой сети LoRaWAN, считает он.

По словам Сморгонского, Starnet создает в России сеть LoRaWAN, а также всю инфраструктуру: базовые станции и их компоненты, абонентские устройства, ПО для управления сетью. Компания разработала первое в мире устройство, работающее в двух диапазонах – 433 и 868,7 МГц, утверждает он. Базовые станции компания производит в Перми и они в разы дешевле аналогичных французских от Kerlink, говорит Сморгонский: 600 евро против 3400 евро. Вложено в Starnet, по его словам, около $1 млн.

Сегменты сети LoRaWAN в России построены и компанией Lace: ее оборудование работает в 14 городах, включая Москву и Петербург, говорится на ее сайте. Правда, на 100% сеть Lace покрывает пока только татарстанский Иннополис. Мэрия Иннополиса в мае 2016 г. сообщила о начале тестирования сети Everynet, которую планируется использовать для работы городских сервисов. Среди них гендиректор и основной владелец Lace Игорь Широков называет автоматизацию сбора данных со счетчиков ЖКХ и мониторинг городского коммунального транспорта.

По словам Широкова, у Lace также есть пилотные проекты с несколькими управляющими компаниями в Петербурге по установке и использованию коммунальных счетчиков. По словам Широкова, российские заводы уже выпускают счетчики со встроенным модулем LoRaWAN – казанский «Бетар», петербургский ЗИП, ставропольская «Энергомера». Также Lace разработала базовые станции для сети LoRaWAN, стоящие около $700. Правда, производит их в Китае.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать