Политика

За счет чего Владимир Путин установил выборный рекорд

Впервые в истории России победитель президентских выборов получил более половины голосов всех избирателей

19.03.2018Анастасия Корня, Елена Мухаметшина, Ольга Чуракова
18 марта 2018 г. Владимир Путин (спиной) впервые стал президентом большинства россиян
Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента России

Результат Владимира Путина на воскресных выборах президента оказался рекордным: по предварительным данным Центризбиркома на вечер понедельника, он получил 76,7% голосов пришедших на выборы избирателей при явке в 67,47%. За историю президентских выборов в России активность избирателей была выше только в 1991 г. (76,7%), а получить более половины голосов от списочного состава избирателей (51,76%) победителю удалось впервые.

Занявший 2-е место кандидат от КПРФ Павел Грудинин набрал 11,8%. Для КПРФ это худший результат: лидер партии Геннадий Зюганов не опускался ниже отметки в 17% голосов, и даже заменявший его в 2004 г. аграрий Николай Харитонов получил 13,7%. Претендовавший согласно опросам на 2-е место лидер ЛДПР Владимир Жириновский остался третьим (5,65%), хотя у него случались и более серьезные провалы: в 2000 г. он был пятым с 2,7% голосов. За кандидата от «Гражданской инициативы» Ксению Собчак проголосовали 1,68% избирателей, за основателя «Яблока» Григория Явлинского – 1,05%, остальные кандидаты получили менее 1%.

Председатель ЦИК Элла Памфилова высокую явку объяснила «беспрецедентной информационной кампанией». Оправдала себя, несмотря на некоторые «шероховатости», и система голосования по месту пребывания: точных подсчетов пока нет, но уже понятно, что число воспользовавшихся этой системой будет выше, чем число голосовавших по открепительным удостоверениям (ранее ЦИК сообщал, что о намерении голосовать по месту пребывания заявили 5,7 млн человек). Серьезных жалоб, по ее словам, не зафиксировано. Хотя на нескольких участках итоги голосования все же были отменены из-за грубых нарушений закона.

Математик Сергей Шпилькин по итогам статистического анализа данных о голосовании в своем блоге отметил «рекордно низкий, на уровне 2004 г., уровень фальсификаций», по предварительной оценке – «всего лишь» до 8 млн лишних голосов.

Кто виноват?

Представители проигравших кандидатов винят в путинском триумфе административный ресурс и западных «партнеров».

[Британский премьер] Тереза Мэй выступила доверенным лицом Путина и мобилизовала его электорат, так же как и история со «звездными войнами» в послании президента, считает секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов: «Сработали мощная мобилизация госкомпаний, карусели, административный ресурс и карнавализация участков». Но свои же установки по явке власть не выполнила, отмечает коммунист: «Был такой эффект из-за утреннего голосования, но потом туман рассеялся и все пошло на спад». На явку сработали внешние факторы, западные лидеры сделали всё, чтобы победил действующий президент, согласен депутат Госдумы Михаил Дегтярев (ЛДПР): «Администрация президента в полной мере контролировала информполе, в том числе в интернете. Фейковые кандидаты превратили дебаты в балаган, что дало прирост основному кандидату».

За счет админресурса удалось нагнать по стране от 5 млн до 7 млн дополнительных избирателей, которые в основном голосовали за Путина, оценивает руководитель сети региональных штабов Собчак Тимур Валеев: «Если бы была нормальная гонка с равным доступом ко всем ресурсам, а оппозиция сплотилась вокруг Собчак, то на каждые 5% явки мы бы получали 0,5–0,7% голосов в плюс». Явка оказалась чуть выше, чем в 2012 г., многие получили возможность открепиться, хотя не ясно, как это контролировалось, отмечает глава штаба Явлинского Николай Рыбаков: «Если постоянно нагнетается, что вокруг враждебные силы, то люди на этом фоне будут голосовать за человека, которого видят своим спасителем на войне».

Мобилизация и агитация

Главная заслуга штаба Путина в том, что избиратели, которые выражали доверие президенту в ходе опросов, действительно пришли, считает политолог Александр Пожалов: «Проведена эффективная кампания мобилизации и информирования, лоялисты поняли, что власть действительно борется за их голос. Ситуативное падение рейтинга Путина в феврале могло быть связано с некоторой паузой в кампании и ростом числа неопределившихся, но яркое послание и внешнеполитический фон последней недели вернули в кампанию динамику. Вопрос для большинства был не в том, голосовать ли за Путина, Грудинина или Собчак, а в том, прийти проголосовать за Путина или остаться дома в его молчаливой группе поддержки, потому что его выберут и так».

К результату Путина привели правильная подборка оппонентов и работа с Грудининым, полагает политолог Андрей Колядин: «Зюганов на прошлых выборах получил 17%, а Грудинин сейчас – 11%, эти 6% куда-то делись, очевидно, что они ушли к Путину». Результат Путина предсказуемый, иных на неконкурентных выборах ожидать не приходится, говорит политолог Григорий Голосов: «Этот результат типичный или даже чуть ниже для всех авторитарных режимов. То же самое касается явки – в подобных режимах она больше 80%. У нас же система еще находится в стадии формирования, и если нынешние тенденции сохранятся, то к следующим президентским выборам проблемы с явкой не будет». Эксперт не исключает, что свою роль сыграла организованная Алексеем Навальным «забастовка избирателей», потому что были основания ожидать явку выше – сейчас же она чуть выше 2012 г.: «Но тогда выборы проходили после массовых протестов, не было пропагандистских факторов вроде Крыма и внешнеполитических вызовов, которые активно использовались в ходе нынешней кампании. Не было системы голосования по месту нахождения, которая сыграла существенную роль».

Как отмечает по итогам общественного наблюдения движение «Голос», одним из основных трендов выборов стала административная мобилизация избирателей. Сообщения об этом поступали из самых разных регионов. Для принуждения к голосованию использовался новый механизм голосования по месту нахождения: сотрудников предприятий обязывали прикрепиться поближе к работе и голосовать под наблюдением начальства. По данным «Голоса», в первую очередь выросла именно внутренняя миграция – до 4,5 млн человек откреплялись и прикреплялись в пределах одного региона.

При этом за послевыборную ночь число российских избирателей выросло на 1,5 млн человек, следует из протокола ЦИК по состоянию на 9.00 понедельника: в нем числятся 108,73 млн человек, тогда как накануне Памфилова объявляла, что на 9 утра воскресенья в списках избирателей значились 107,23 млн человек. 1,5 млн избирателей – это 2% от 73,4 млн человек, пришедших на избирательные участки. Зампред ЦИК Николай Булаев говорит, что такого рода колебания численности избирателей по итогам голосования обычны. Из списков были исключены 265 000 человек, открепившихся от своих участков в последние дни перед голосованием, напоминает он. В них также только по итогам голосования попадают избиратели за рубежом (около 400 000), военные и еще ряд категорий избирателей.

Сглаживание аномалий

Самому себе образца 2012 г. Путин проиграл только в шести регионах: в Чечне (там его результат сократился с легендарных 99,8 до 91,4%), Дагестане, Калмыкии, Мордовии, Карачаево-Черкесии и Якутии – все они в 2012 г. показали аномально высокий уровень поддержки тогдашнего премьера. Их место заняли Кабардино-Балкария (рост с 77,4 до 93,4%), Тува (с 90 до 91,8% ) и Крым, где за президента проголосовали 92,2% избирателей. Зато в отличие от 2012 г. не осталось регионов, где бы рейтинг Путина опускался ниже 60%: даже Москва и Санкт-Петербург показали чрезвычайно высокий уровень поддержки президента.

Политолог Голосов считает сглаживание зон электоральных аномалий естественным процессом: «Тенденции, которые превращают российские выборы в типичные для авторитарных режимов, нарастают. Когда-то была одна Чечня, сейчас таких десяток, к следующим выборам, если тенденции продолжатся, все регионы станут такими».

В протестных регионах сработал фактор бойкота выборов, уверен политолог Александр Кынев, а набор альтернативных кандидатов оказался настолько «удачен», что оппозиционно настроенным избирателям было просто не за кого голосовать. Одновременно за счет активной кампании по мобилизации деполитизированного электората на участки удалось привлечь большое число избирателей, которые голосуют «за кого положено».

Политолог Михаил Виноградов считает, что зоны электоральных аномалий остаются, просто они выделяются не так контрастно, как прежде: например, в Чечне и Мордовии решили особо «не подтверждать негативные стереотипы». «В целом в ходе кампании меньше разнообразия, что можно объяснить слабостью предложений конкурентов», – говорит эксперт.

Михаил Метцель / ТАСС
Слева по часовой стрелке: кандидат на пост президента от Партии роста Бори...
Михаил Метцель / ТАСС
Владимир Путин приветствует Ксению Собчак
Михаил Метцель/ТАСС
Павел Грудинин до начала встречи с президентом
Михаил Метцель / ТАСС
Слева направо: Павел Грудинин, Сергей Бабурин и Владимир Путин
Михаил Метцель / ТАСС
Владимир Жириновский перед началом встречи
Михаил Метцель / ТАСС
Максим Сурайкин и Ксения Собчак
Михаил Метцель / ТАСС
Григорий Явлинский
Выбор читателей