Мнения

Кто и как реформирует адвокатуру

Реформа юридической профессии – это тест на способность адвокатуры отстоять свою профессиональную повестку в отношениях с государством

26.07.2018Екатерина Моисеева
В перспективе все судебные представители должны будут стать членами адвокатуры
Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Профессиональное юридическое сообщество играет ключевую роль в обеспечении стабильности правового порядка для всех без исключения граждан. Своей профессиональной деятельностью юристы, как члены адвокатуры, так и те, кто практикует вне адвокатских объединений, обеспечивают защиту индивидуальных прав граждан и частной собственности. Адвокатура является саморегулируемым профессиональным сообществом, независимым от государства. Более того – это единственное общественное объединение, которое де-юре определено как институт гражданского общества.

Сейчас идет активное обсуждение реформы юридической профессии и судебного представительства. Министерство юстиции предлагает объединить практикующих юристов на базе адвокатуры. Сегодня обязательное членство в адвокатуре предполагается только для тех, кто представляет интересы граждан в уголовном процессе. Это меньшая часть практикующих юристов. После реформы такое требование должно распространиться на всех судебных представителей. Чтобы не разрушить рынок и не затруднить доступ к правовой помощи, концепция реформы предполагает, что сначала будет реформирована адвокатура, причем так, чтобы она стала привлекательной для юристов, занятых в гражданских и коммерческих спорах. И введение адвокатской монополии на судебное представительство планируется только после добровольного перехода большинства юристов в адвокатуру.

В определенном смысле реформа юридической профессии – это тест на зрелость гражданского общества в России. Она продемонстрирует, насколько адвокатура способна отстоять свою профессиональную повестку во взаимодействии с государством и стать представителем интересов всех практикующих юристов.

Параллельно с проектом Минюста появляются и другие инициативы, направленные на регулирование адвокатской деятельности. В прошлом месяце Госдума приняла на рассмотрение законопроект о внесении изменений в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре». В юридическом сообществе эта инициатива получила название «законопроект Клишаса», так как проект подготовлен группой депутатов и сенаторов под руководством председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрея Клишаса.

Наиболее важные поправки касаются механизмов самоуправления адвокатского сообщества. Речь идет об усилении контроля Федеральной палаты адвокатов (ФПА) над деятельностью индивидуальных адвокатов и региональных палат. Законопроект предлагает такие изменения: молодые адвокаты (стаж менее 5 лет) могут менять членство в региональной палате только после согласования с ФПА; адвокаты с приостановленным статусом обязаны соблюдать кодекс адвокатской этики; ФПА имеет право пересматривать дисциплинарные решения региональных палат; президент ФПА может избираться более двух сроков подряд.

Кажется, что эти поправки направлены на решение сугубо внутренних проблем адвокатуры. Однако в контексте реформы такие решения могут обернуться серьезной имиджевой потерей для ФПА и поставить под угрозу реформу юридической профессии в том виде, в каком она задумана сейчас. По сути, поправки нейтрализуют механизмы самоуправления на местах и усиливают полномочия ФПА за счет рядовых адвокатов. Логика предлагаемых поправок, по-видимому, состоит в том, чтобы укрепить контроль ФПА над региональными палатами, пока ряды адвокатуры не начали массово пополняться новыми представителями, способными изменить адвокатуру в соответствии со своим видением профессиональной автономии и самоуправления.

На профессиональных форумах наиболее критически настроенные юристы без адвокатского статуса пишут, что не хотят вступать в адвокатуру, так как у них нет желания попадать в зависимость от ФПА. Обсуждая адвокатскую монополию, они прибегают к таким выражениям, как «несвобода», «тотальный контроль», «крепостное право», «жестко управляемая корпорация». Недавние поправки в Кодекс этики адвоката и несколько громких случаев лишения адвокатского статуса за публичную критику адвокатуры только усилили негатив представителей юридического бизнеса по отношению к ФПА. «Законопроект Клишаса» может укрепить недоверие к адвокатуре со стороны судебных представителей без адвокатского статуса. Более того, обострятся отношения между рядовыми адвокатами и органами самоуправления: предложенные изменения не имеют сильной поддержки снизу и критикуются представителями адвокатской профессии.

В этой истории интересен и контекст. Формально инициатива идет не от ФПА, а от законодательной власти – иными словами, автономное профессиональное сообщество регулируется извне, государством. В законопроекте говорится, что поправки не затрагивают концепцию действующего законодательства об адвокатуре и направлены на повышение гарантий реализации права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Но понять, как процедура избрания президента ФПА и регулирование полномочий адвокатских палат связаны с правами граждан, весьма непросто.

Обычно ФПА публикует правовую позицию по различным законодательным инициативам, затрагивающим деятельность адвокатов (в частности, так было с поправками в УПК, ГПК и АПК). Но в отношении этого законопроекта правовой позиции ФПА нет, есть только интервью президента ФПА Юрия Пилипенко, где он указывает, что представители ФПА были включены в обсуждение законопроекта, но не все предложения были учтены и не по всем пунктам есть согласие.

Ситуация с «законопроектом Клишаса» демонстрирует, что ФПА либо не способна самостоятельно продвигать профессиональные интересы и отдает инициативу сенаторам и депутатам, либо использует непрозрачные схемы лоббирования, не афишируя свое участие в принятии не самых популярных среди адвокатов решений. Если адвокатура действительно желает стать выразителем интересов всех практикующих юристов, она должна становиться более открытой и восприимчивой к мнению тех, кого она в скором времени будет представлять, а не готовить очередную «вертикаль» управления.

Автор — научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Выбор читателей